(см. сноску *)

*Будет пополняться.

Я подданный души

Сказал мне друг один - «Ты подданный ЕС…».
Ответил другану́, сняв с торта крем и вишню, -
Я подданный души, я подданный небес,
И в подданстве моём границы, стены лишни.

Присвоили мне код, определили в плебс,
Надменно навязав свои порядки «крыши».
С презрением несу мой, верой лёгкий крест,
Их злобный лай и крик, и визг, в упор не слыша.

Есть имя у меня, душа и сердце есть,
И все права на жизнь даны мне Богом свыше.
То не дано понять, поднявшим дыбом шерсть,
Им не зачесть меня в подопытные мыши.

Летаю и плыву везде, и как хочу,
Брожу по островам, мечтаю, как умею.
Люблю, и на тоску не жалуюсь врачу,
И радуюсь себе, тем больше, чем седее.

В тюрьму упрячь меня, и небо зареше́ть,
Шпицрутены построй мне коридором узким,
Не стану я другим, как не топорщат плеть,
Всё, просто потому, что я обычный русский.

И пусть сошёл с ума весь этот странный мир,
Сменивший свет икон, на маски и штрих-коды.
Мне сухари вкусней, чем в мышеловке сыр.
Я вышел из его, вщент извращённой моды.

Рига. Январь 2021 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №121012706932

Простите, Фёдор Иванович, - усугубил маленько!  

«Умом Россию не понять»,
Её мультфильмом не измерить!
У ней особенная стать,
и можно верить, и не верить,
ей на неверующих чхать.

Хулой Россию не пронять,
ей до булды, хулящих крики,
она умеет, иху мать,
Бить морды, почитая лики,
Молитвы чтить, а не камлать.

Слюной Россию не достать,
Раздав намордники и маски,
Решив, что в мире иха власть.
Собрав все способы огласки,
Всем глотки затыкая всласть.
Кнутом Россию не огреть,
Её спина вовек не гнётся.
А всем, поднявшим сдуру меч,
Могилу вырыв, улыбнётся.
В пасть кол вобьёт, и вырвет плеть.
Немного напряжёт кулак,
Всю мысль и мощь своих просторов
Сберёт в него, презрев бардак,
И этим праведным прибором,
Сама измерит, что не так
У страннополых, то ли псяк,
То ли трансгендер-землемеров
Любителей кибератак,
Вождей - бл@дей и лицемеров.
Несущих миру сущий мрак.

Коль всё же ум покинет их,
Она всё сделает достойно,
И будут вправлены мозги  
Умно, вот крест, почти не больно,
И точно в темя, нюх, и дых.
Не в масть России горевать.
Но, всё не ймётся идиотам,
По крупной снова убивать
Их тянет до зелёной рвоты,
И снова лезет рифма «бл@дь»…
«Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить»
Но, лучше б всё ж пересчитать
Им предыдущие потери,
И копья перестать ломать.

Рига. Январь 2021.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №121012506554

Сказка без конца про кого-то и стрельца

В царстве Х, не знавшем бомб, где царей велик апломб,
Лепят каждый день придворным удивительный экспромт.
Просыпается с гудком Башингтонский Рай-с-полком.
Как там, в царстве, всё спокойно? Мы заботимся об том!
Как прошла провинций ночь, нам про то узнать не в мочь!
Ну, ка быстро станьте смирно! Доложите нам точь в точь.

Из Трусселя им в ответ – В мире снова правды нет.
Все кого хотели скушать, не согласны лезть в обед.
Мы им обещали соль, а от них ответа – ноль!
Мы сказали - будет перец, а они не слышат что ль?
Мы им санкций до хрена, а они послали «на».
Что-то, как-то в этом мясе не сгибается спина.

Отвечает рай-с-полком – Вы в Трусселе там об ком?
Мы на што вас посадили править этим бардаком?!
Мы построили вам баз, чтобы вы смущали нас?
Всех, кто стать не хочет мясом, головой и в унитаз!
Всех топите как котят, вот такой наш трезвый взгляд,
В нашем царстве есть законы, применяйте все подряд!

Так у них есть командир, у него в шкафу мундир.
Шибко умный не по росту, и задира из задир!
Нам его не совладать. Он, чуть что, зовёт их мать.
Ни ракетой, ни снарядом эту иху мать не взять.
Новый мы ввели закон, что всегда неправый он,
И долбим закон в природу, радио и микрофон.
Засылаем к ним гонцов, самых хитрых наглецов,
Кормим разных там нахальных, гамнуэльных мудальцов.
Чтоб мутили их людей нашей главной из идей -
Мы решаем, что нам кушать, трюфели или детей!

Ну, и что же тот народ? Почему его не бьёт?
Почему не взбаламутит там цветной переворот?
Дайте вы ему бабла, шоб собралася шобла́,
Чтоб набрали идиотов из Фейсбука и Гугла́.
Нарисуем вам бумаг, тратьте смело – в руки флаг,
Вам «зелёных гамильтонов» хватит на конкретный шаг.
Сколько нужно Мукраин, чтоб его зарыть в руин,
Мы зачем там шум подняли, чтобы вы молчали, блин?!
Вы про ваш забыли долг, что-то не возьмём мы в толк?!
Ну-кась, НАТО-й подтащите под его границу полк!
Памперсов у нас хватат, скоро вышлем, для солдат,
Пусть дрожит теперь от страха этот наглый супостат!

Нам бумаги не нужны, для какой они рожны?
Нам бы в зиму не замёрзнуть, от Дпарижу до Нгужны.
У него и нефть, и газ, перекроет нам на раз,
Нам пошто такое горе, вы там свой откройте глаз!
А за памперсы сенькью, у солдат растёт айкью,
Очень рада вся пехота, бджентльмены и смусью.
Только просим вас до слёз, вы решите наш вопрос,
Вдруг замёрзнет от мороза экономика всерьёз!

Не волнуйтесь господа! Все вопросы ерунда.
Трам-пара́м-пам даст вам газа, он уверен навсегда.
Он построит терминал у себя за ваш же нал.
Сам недавно на экране в телевизере сказал.
Царь наш очень любит вас, даже слёзы льёт подчас,
Он давно и спать не может, так хотит продать вам газ.
А вообще, конечно же, хватит этих неглиже!
Если мы чего решили, все должны быть в мандраже!

Рай-с-полком закончил речь, перестал глаголом жечь,
А в Труселевском всевкоме ничего не спало с плеч.
В грусти шнемец и трибалт, есть приказ – закончен бал.
Царь сидит за океаном, а у них проблем накал.
С горя сделали конгресс, чтоб в себе разбавить стресс,
Порешать коллегиально, как им не остаться без.

Первым выступил Дуд-ей, самый наглый из шляхтей.
Так сказал, хоть стой, хоть падай, хоть ушами водку пей.
Мол, мы родом из гейроп, любим с кровью эскалоп!
Кто нам мясом быть не хочет, тот опасный остолоп.
Вслед за ним мусью Смакрон, причинил казне урон.
В канареечном жилете, не какой-нибудь пижон!
Я коллеги так скажу, чтоб добавить куражу -
Если так пойдёт и дальше, нам не манж па много жур.

Бзджонсон внёс взбританский тон в этот умственный трезвон -
В королевстве нет печали, мы из вас выходим вон!
Хмеркель – хитрая лисиц, встала среди грустных лиц,
И сказала громко – Ахтунг! Чтобы все упали ниц.
Мы себе обрежем хвост и съедим в Великий пост,
Нам зачтётся этот подвиг по дороге на погост.
Царь Трампа́ма будет рад видеть этот наш парад.
А для нас, его придворных нет ценнее из наград!
Вдруг, прикрывши микрофон, прошептала – Выйдем вон,
Чтобы то, что я скажу вам, не услышал их шпион.
И конгресс покинул зал и залез в глухой подвал.
Там ему прынцесса-манцлер вот такое вот сказал:
С мясом ссорится – кранты! Их народ с бедой на ты.
Мы их громко попугаем, наведём царю понты.
Мы объявим им бойкот, ерундой наполнив рот,
А, на самом деле, будем делать всё совсем наоборот.
Вдруг мобильник на столе вздрогнул мушкой на стволе,
И плеснул один министр на другого Божоле.
Это беспокоит царь! Манцлерина, мозг не парь!
Я тут слышу всё дословно и листаю календарь.
Мало фрау заморо́к? Скоро выйдет власти срок.
Мы, на следующий можем не пустить вас на порог!
Манцлерины  пыл пропал, кто-то в страхе съел бокал,
И интрига получила ожидаемый финал.

Пронеслась в газетах весть – будут друга дружку есть,
В рацион гейропской кухни впишут требуху и шерсть.
Царство западных земель истомилось всё в кисель -
Мяса хочется в бульоне, только взять его откель.
Чтоб добыть его, пока собирают войска
Раз в сто лет всем царством разом строят дулю из песка.

Спит тревожно рай-с-полком, спит трусселевский всевком
Только людям всё не спится рядом с энтим кипятком.
Ну, не хочет их народ лезть кому-то мясом в рот.
Чтобы там не говорили, тот народ не идиот.

Рига. 2020 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2020
Свидетельство о публикации №120031008787

"Райкин Плаза"

На статью «Почему недовольны виторганы, райкины и иже с ними?».

"Райкин Плаза" - Не плачьте на небесах, дорогой Аркадий Исаакович! Вами торгуют… Это теперь бывает. «Плаза» на исп. языке это - площадь, подразумевается, торговая. Сынок Вас выставил на площадь… Это ли не пример, ни верх изящности в современной извращённости умов и душ, так стонущей «богемы.ру». Творческая личность никогда не бывает довольна, иначе она не творческая. Вопрос - чем недовольна? У культур-мажоров пустеют счета в банках, скудеет изыск рационов питания и гардеробов, парк машин и недвижимость? Уже плакать или сначала чая попить и высморкаться?
У какого Путина просили грантов, пенсий и субсидий, кого проклинали, кому называли проклятий на дом евойный, корону и страну Ван Гог, Сервантес, Модильяни, Гоген, Рембрандт, Мусоргский, Корнель, Гомер, Уайльд, Камоэнс, Вия Артмане, наконец? Гугл в помощь.

Вас распирает гений, господа?! Творите "в стол" и наслаждайтесь процессом! Им гений жив, а не доходом с акций. И не тратьте свой дар божественный, в ком есть он из вас, на стоны и проклятья, поиски козла отпущения. Будет час, поде́литесь им с миром. Стыдно-с, господа! Помните такое слово? У настоящего творца, только одна привилегия - служить своим талантом миру, не спрашивая привилегий. Бог воздаст. Мир спокойно обойдётся на время без великих творений Райхельгауза, КоРайкинских аллюзий и дебилок Галкин-шоу. Виторганы туда же. Приспосабливайтесь, как все. Не донести талант в народ, спустели кассы? Ищите другие способы его доставки в массы, их есть у мира. "Театр у микрофона" помню, был такой, весьма слушался. Сегодня видео вовсю - вперёд. Да, без закулисья, запаха театра, буфета и букетов грустно, но, хоть, что-то для выживания без угасания.
Боритесь! Не умеете, за тонкостью души? Тогда - доставка пиццы, в сиделки, в слесаря, в гадалки. Набирайтесь впечатлений для будущих творений. Настанут другие времена - выплесните, осчастливите массы.
И не нойте в пору опасности, нытиков в окопах косит первыми. Истинная элитарность, если наличествует, конечно, обязывает, и не только к почтению публики, но и к жертвенности. Не знали? Когда история подходит к краю выживания, пардон, не до ваших изысков. Младенцы тоже жить хотят, и старики, и врачи, и солдаты, и дворники. И чем ценней и лучше вы?!...
А как со спортсменами, тренерами, что со стадионами, трассами, бассейнами, дворцами ледовыми? Оркестры симфонические куда? Звери в цирках мяса и бананов просят больше акробатов и жонглёров, плачут хором. В галереях-музеях не на что воздух кондиционировать, чем охране платить.
Путин, «негодяй», где наше счастье?!!! Дворцы себе строишь?!!! Долой режим!!! Взамен чего, кто, куда? Зюганов, Гозман, Венедиктов, Чубайс, Навальный - президент? Уйдёт режим, наступит рай? Хех… Проходили. Понос наступит и коллапс с грабежом. Война наступит, край, и не в чатах, в каждый дом придёт.
Да, непременно нужно в любой беде грандиозного масштаба, любой ценой сохранять великую культуру великого народа. Как семя живородное, как надежду на будущее единственную, как Робинзон берёг и лелеял, найденное зёрнышко пшеницы, потом выращивал его.
Как ленинградский профессор, тайно хранил у себя в цинках семенную коллекцию элитных сортов пшеницы, вывезенную из закрытого института. Сотни килограмм! …И умер от голода… И его коллега, другой профессор, тоже в тайне, от гибнущего в голоде города, перевёз коллекцию к себе, и тоже в полном истощении, но сохранил её стране. Падать в голодные обмороки и не протянуть руки, не достать горсть спасения себе! Почитайте у Паустовского в « Повести о лесе» (т. 3, ПСС). И это не вымысел писательский. Музейные люди жизни клали на спасение великих экспонатов для потомков. Платил всегда народ эту цену, примеров море. Но, милые, чудные, умные и талантливые Райхельгаузы, Райкины, Киры Серебренниковы и Галкины, чёрт вас возьми, вы даже, не часть этой великой культуры, даже не зёрнышко её. Вы, просто часть большого бизнеса, подвизающегося на ниве потребы зрелищ. Что от вас ценного передать потомкам? Искусство, жирно оплаченного самовыражения, ещё не есть из разряда передаваемого в наследство. Почему вас нужно спасать, сломя голову, в ущерб огромному числу, не менее ценных, а часто и более, людей, истинно страдающих от наступившего экстрима? Спуститесь на землю. Здесь не рай, но жить пока можно, дайте перекурить облакам, дорогие!
И умоляю, берегите своих собачек и сумочки от Луи Витон!

Ну, а сытые… пока, бурно сочувствующие «пострадавшим», преимущественно лаем наверх, вам бы понять, что лай и гавканье в сытости, имеют свойство очень быстро перерастать в вой с голодухи. И эта голодуха будет, ой, как сильно отличаться от сегодняшнего нытья ваших подзащитных.
Ваши "культурные" общие хоры и стоны в прошлом, народ уже проходил. И, что из них вылезло в 90-е, вряд ли забудет, даже, в крепко затянутых поясах.

Рига. 7 февраля 2021 г.

Дух Жванецкого бродит по планете.

Монолог, о котором речь, бродит по Сети с недавних времён, - прекрасен по душе моей (текст см. ниже).
И, вряд ли это МихМихыч, даже, скорее, совсем не он. МихМихыч не жаловал деепричастный оборот, избегал длинных фраз. Но, там есть некая магия Жванецкого, флер его философии и мудрости.
Если, всё же Он, то это другой Жванецкий, которого мы не знали, так глубоко прятал он в себе сокровенное. Литературному таланту всегда есть, что прятать от посторонних глаз. И это не «скелеты в шкафу», но чистые младенцы, дети его любимые, хлопотные, озорные, как все дети, болеющие порой, умные до гениальности, глупые до родительской усталости. Растимые мучительно, жертвенно, долго, иногда всю жизнь дети, неожиданно являющиеся миру мудрыми старцами, и часто уже после ухода из жизни их родителя.
При жизни таланта, они не выставляются на табуретку, для выразительной декламации и пения, на умиление публике, под её вежливые аплодисменты перед тем, как сесть за праздничный стол. Это, чтобы внешние не прикасались. Это, от вечного стремления таланта к творению совершенства сначала внутри себя, и потом уже выставления его на обязательное поругание одними и возможное восхваление другими. Это, от неизбывного недовольства собой, своим творением.
Внутренняя планка совершенства, у таланта всегда выше, общепринятых критериев совершенства, на то он и талант. И чаще всего, почти всегда, в чувствованиях талантливого человека она выше внутренних возможностей выражений этого совершенства. Потому настоящий талант всегда в неудовлетворении собой, всегда в стремлении к расширению этих возможностей, всегда в сомнении. Поэтому «в столах» талантов всегда есть что-то сокровенное, недосказанное,
что кажется ему достойным продолжения потом, озвучания когда-нибудь, вплоть до полного умолчания или вовсе предания огню.
Талант живёт, не на необитаемом острове, на очень даже, обитаемом, замусоренном, жестоком, противоречивом. На котором пляшут вокруг разных костров из городов, книг, стран, музеев, людей, исполняются ритуалы очень разных жертвоприношений, от самих себя во имя высоких идеалов, до младенцев, во имя корысти жадо́бной и честолюбия. На котором приходится не жить, но выживать, что возможно, лишь, приняв общепринятые правила в играх островитян.
Каждый талант творец, далеко не каждый - боец. Когда так, будут полниться «столы» талантливых недосказанностей… «до лучших времён».
Возможно, этот монолог из них.
Возможно, его наградили этим именем, во привлечение большей аудитории, возможно разное в наших сетевых реалиях. Но да, там есть Жванецкий, если не во всём, то во многом - точно. Барахтаясь в сети, все движения скованы, небо видишь, только в клетку.
Предположений много, но так ли они важны, когда читаешь этот текст…:

«Она была суровой, совсем не ласковой с виду. Не гламурной. Не приторно  любезной. У неё не было на это времени. Да и желания не было. И  происхождение подкачало. Простой она была.
Всю жизнь, сколько помню, она работала. Много. Очень много. Занималась всем сразу. И прежде всего — нами, оболтусами.
Кормила,  как могла. Не трюфелями, не лангустами, не пармезаном с моцареллой.  Кормила простым сыром, простой колбасой, завёрнутой в грубую серую  обёрточную бумагу.
Учила. Совала под нос книги, запихивала в кружки и спортивные секции, водила в кино на детские утренники по 10 копеек за билет.
В кукольные театры, в ТЮЗ. Позже — в драму, оперу и балет.
Учила думать. Учила делать выводы. Сомневаться и добиваться. И мы старались, как умели. И капризничали. И воротили носы
И взрослели, умнели, мудрели, получали степени, ордена и звания. И ничего не понимали. Хотя думали, что понимаем всё.
А  она снова и снова отправляла нас в институты и университеты. В НИИ. На  заводы и на стадионы. В колхозы. В стройотряды. На далёкие стройки. В  космос. Она всё время куда-то нацеливала нас. Даже против нашей воли.  Брала за руку и вела. Тихонько подталкивала сзади. Потом махала рукой и  уходила дальше, наблюдая за нами со стороны. Издалека.
Она не была  благодушно-показной и нарочито щедрой. Она была экономной. Бережливой.  Не баловала бесконечным разнообразием заморских благ. Предпочитала своё,  домашнее. Но иногда вдруг нечаянно дарила американские фильмы,  французские духи, немецкие ботинки или финские куртки. Нечасто и  немного. Зато все они были отменного качества — и кинокартины, и одежда,  и косметика, и детские игрушки. Как и положено быть подаркам, сделанным  близкими людьми
Мы дрались за ними в очереди. Шумно и совсем  по-детски восхищались. А она вздыхала. Молча. Она не могла дать больше. И  потому молчала. И снова работала. Строила. Возводила. Запускала.  Изобретала. И кормила. И учила.
Нам не хватало. И мы роптали.  Избалованные дети, ещё не знающие горя. Мы ворчали, мы жаловались. Мы  были недовольны. Нам было мало.
И однажды мы возмутились. Громко. Всерьёз.
Она не удивилась. Она всё понимала. И потому ничего не сказала. Тяжело вздохнула и ушла. Совсем. Навсегда.
Она не обиделась. За свою долгую трудную жизнь она ко всему привыкла.
Она  не была идеальной и сама это понимала. Она была живой и потому  ошибалась. Иногда серьёзно. Но чаще трагически. В нашу пользу. Она  просто слишком любила нас. Хотя и старалась особенно это не показывать.  Она слишком хорошо думала о нас. Лучше, чем мы были на самом деле. И  берегла нас, как могла. От всего дурного. Мы думали, что мы выросли  давно. Мы были уверены что вполне проживём без её заботы и без её  присмотра.
Мы были уверены в этом. Мы ошибались. А она — нет.
Она оказалась права и на этот раз. Как и почти всегда. Но, выслушав наши упрёки, спорить не стала.
И  ушла. Не выстрелив. Не пролив крови. Не хлопнув дверью. Не оскорбив нас  на прощанье. Ушла, оставив нас жить так, как мы хотели тогда.
Вот так и живём с тех пор.
Зато теперь мы знаем всё. И что такое изобилие. И что такое горе. Вдоволь.
Счастливы мы?
Не знаю.
Но точно знаю, какие слова многие из нас так и не сказали ей тогда.
Мы  заплатили сполна за своё подростковое нахальство. Теперь мы поняли всё,  чего никак не могли осознать незрелым умом в те годы нашего  безмятежного избалованного детства.
Спасибо тебе! Не поминай нас плохо. И прости. За всё!
Советская Родина».
(конец цитаты)

Рига. Январь. 2021 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №221012401252

P.S. Сказанное автором в видео, местами спорно мне.


 

Россия, не узнаю Вас в гриме!

На заметку,  непонятного «ДНК ОТЕЧЕСТВА», и вот этот высер Ягудина:

« Мне вообще непонятна эта дискуссия вокруг песен. Да, вот МОК запретил «Катюшу». Но стоит ли нам так по этому поводу убиваться? Все прекрасно знают, из какой страны приедут спортсмены. В 2018 году в Пхенхчане тоже не было символики. И что, кто-то не знал, откуда Алина Загитова? Чайковский или «Катюша» будет играть — это вообще неважно. Главное, чтобы российский фигурист стоял на первой ступени пьедестала.»

Слыхивал, что от профессионального спорта многие тупеют, но больше, относил это к боксёрам. Там объяснимо бесконечным стучанием по голове, Кличко в помощь. О фигуристах думал лучше. Но такой словестный тройной тулуп с двойным акселем и прыжком в сторону на четыре оборта… Так извертеться, что аж, лицо потерять?! Отскочило лицо в пируэте у знаменитости.

Лишили, лишили... Гимна…, флага…  И им разрешили... О, спорт, ты - мир! Чей? Вот, вопрос.
Что это за страна, которую, кто-то может лишить гимна и флага?! Такое возможно, только, при полной капитуляции. Где, когда, кто подписывал, я что-то пропустил?

Спортсмен без флага на соревнованиях высокого уровня - это покоритель вершины, на которой ему нечего водрузить, кроме пустой консервной банки на палочке. Гимн, исполняемый на награждении, - это гимн стране, вырастившей великого спортсмена. Без него спортсмен - вылупившееся, из непонятно чего, совершенство. Нет унизительней, отдать свою спортивную честь, гордость, достижения, на усмотрение ничтожеств, превратить их в игру угадайку.
Если флаг великой страны в мирное время, и не в оккупации, нужно прятать от мира, а её гимн может звучать, только внутри её границ на концертах и парадах, то это не великая страна. Флаг и гимн - не предмет торговли. Те, кто их такими сделал - предатели, позорящие страну, её великих предков и наследие. Выторговывать себе взамен гимна мелодии, пусть и знаковых песен, произведений, пусть и знаковых композиторов, - пощёчина от врага молотом и с размаху.
Сколько потом щёки не надувай, в небо не взлетишь, подъёмная сила не та.
Их мир - тюрьма, это чемпионат их мира, по их зековским правилам. В тюрьме опускают один раз, потом, место опущенных известно где, и общаться с такими, для воров - зашквар. Продолжим жить по законам тюрьмы, по правилам врага?... А то, что враг, им громогласно и не раз объявлено, и подтверждено каждым днём.
Белорусский спортсмен, пронёсший, вопреки запрету российский флаг на Олимпиаде - герой. Футбольные арбитры и футболисты, не преклонившие колено во почитание флойдистов, - герои. Это всё?! На них герои-славяне закончились? Истощала Россия героями, прирастает предпринимателями-баблососами?
Самое время вспомнить «Матч смерти», в оккупированном немцами Киеве, летом 1942 года. За теми героическими футболистами стояла Великая страна, сломавшая хребет фашизму. Жаль, как выяснилось теперь, не до конца. Им было за что, отдавать свои жизни. Что сегодня стоит за спиной наших спортсменов? Великое бабло стоит, жадность спортивных функционеров стоит, букмекеры стоят, трусость властей и предателей стоят. В стекловату их, и на два метра в землю!

Что это за страна, способная выращивать великих спортсменов, потом, выставляющая их гнилому миру на продажу бесфлажными мышами в серых подштанниках, боясь обозначения любой своей принадлежности к своей же славе?!! Большой спорт - это не спорт по-большому. В сегодняшнем его исполнении он именно и представляется кучей дерьма из бабла и политики. Его таким сделали западные квир-моралисты, приспособив мир спорта к своему уныло-спесивому мирку.

Так, создай, Россия, свой мир Большого спорта! Защити свою честь, спортсменов своих, верни им достоинство, стимулы гордости. Запад - не весь мир, есть ещё три стороны света. Почему нельзя создать альтернативу его беспределу? Хватит уже, содержать чужие шМок-конторы, в их стараниях нагадить тебе же погнусней, за твой же счёт. За спортом, наклали санкций - сельхоз поднялся, промышленность, высокие технологии, альтернативность зашкаливает. Какие ещё нужны санкции в спорте, чтоб и тут, альтернативу не смастерить. Стадионов, аэропортов, инфраструктуры, слава Богу, настроила. Дело за малым остаётся, - башку оторвать своему прозападному спорт-чиновничеству, западопоклонникам верхушечным, и включить твои таланты созидательные. Подтянутся люди с разным разрезом глаз и цветом кожи.

Пора бы в баньку, матушка! Рассупониться, прогнать веничком с парком дурь и хвори,  смыть грим, чужеземцами немытми, предателями, подмалёванный по пьяни.  Да, сеть семьёй за стол свой щедрый, и подумать светло, вспомнить себя, решение принять, как ты всегда умела.

Всё остальное - лукавство будет, дешёвка, трусливое самоуспокоение. Сегодня дали медали под концерт Чайковского, завтра могут забрать под куплеты родченки, как это было не раз. И снова не пикнешь?!... Давно пора задуматься о проведении чемпионатов другого мира, настоящего, не прогнившего сверху донизу, без мужчиноженщин, липовых астматиков, допингового террора родченковщины в одни ворота, и насквозь продажных комитетчиков.

Кончай разбрасывать, Россия, по чужевспаханной земле,
Свои таланты, обессилев, в извечно длящейся войне.
Вставай с колен, стряхни безверье, зашей рубаху на груди.
Что толку рвать её под зелье, под улюлюканье блудни.

Не пялься в не свои обновы, под вал дешёвых конфетти,
Камлания умом скопцовых, и вал навальных из Сети.
Не дай под грохот гигабайтов утиными губами ксюш
Размазать по страницам сайтов наследие великих душ,
Твоих святых и генералов, твоих солдат и работяг,
Всех тех, достойных пьедесталов, кто прославлял твой гордый стяг.

Ни "под", ни "над", ни где-то "между", тебе свою писать скрижаль.
Сегодня в мире нет надежды на унитазную мораль
Делячества иезуитов, под вседозволенности гимн,
Где толерантностью сокрыто лишь лицемерие их схим.

Отмойся от гламурных шламов, от лжи, мздоимства и вражды.
Не прогибайся под чурбанов, бездушие страшней нужды.
Проси, страна, у Бога силы, хоть сучки гадят на алтарь,
И в храмах ор корпоративов. Для Бога ликов нет, и харь.

Живи и воскресай Россия! Тебе дано исправить мир.
А я с тобой, всем, что по силам. "Dum spiro, spero", светлый клир.

Рига. Март 2012г.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №221032901258