ИСТОРИЯ НАДЕЖД
Часть 4.

 

 

Победа надежды над опытом

С ростом производства развивалась торговля. К тому времени список клиентов перевалил за сотню.
Создавалась сеть собственных торговых точек. Еще в 94-м мы арендовали два стенда в овощном павильоне на Центральном рынке, возле перехода в рыбный павильон.

  

Провели полную реконструкцию, установили холодильное и торговое оборудование. 
 

Открыли дополнительно торговые павильончики на Пурвциемском,

Матвеевском рынках, позже — на рынке «Даммес». К 97-му году «Микос» уверенно встал на ноги. Десятилетняя история компании, наработанный имидж, отсутствие местных конкурентов-производителей, налаженная, серьезно механизированная технология, слаженная, обученная команда, широкий рынок клиентов. Казалось бы — вот оно, счастье! Живи и радуйся. Даже, советский космонавт-рижанин Анатолий Соловьёв после ознакомления с производством "MICOS", оставил в качестве сувенира фото (первый ряд, справа) с наилучшими пожеланиями нашему делу.

Но не бывает капиталистического счастья в обозримом периоде времени. Маммоне счастливые не нужны. Ему нужны слуги, постоянно помнящие о своем служении хозяину. «Не можете служить Богу и маммоне» (Мф, 6:24). Остановиться в бизнесе нельзя. Станешь едой. Нет там покоя. И не так уж сильны были наши материальные амбиции, и не стремились мы никогда в магнаты, а спокойно перевести дух не получалось. Рынок рос, и мы за ним не успевали. Исторически сложившаяся монополия распадалась на глазах. (Кроме нас в Латвии шампиньоны производило тогда только одно совсем небольшое хозяйство). Если поляки и голландцы забыли латвийский рынок с нашей помощью, то литовский конкурент, к тому времени набравший серьезный потенциал, агрессивно внедрялся на рынок. Мы с ним были знакомы. Умный, напористый, трудолюбивый молодой парень. Приезжал ко мне однажды с отцом (оборотистым каунасским городским чиновником).
Еще в начале 90-х я предлагал ему объединение усилий в организации совместной работы на рынках Балтии с последующим выходом на консервный рынок Европы. Но ему это не было интересно. Основным его преимуществом, помимо таможенных «латвийских преференций», о которых подробнее скажу ниже, было то, что начинал он на оставшихся еще от Союза готовых, оборудованных шампиньонницах, с обученным персоналом.

Окучив литовский рынок и зачистив его от поляков, он естественно переключился на Латвию. И поставил себе целью уничтожить наш бизнес. Естественный конкурентный процесс, ничего личного.
(С улыбкой) Или боялся обвинений в картельном сговоре… А скорее всего — не увидел во мне достойного конкурента и решил, что обойдется без сотрудничества с нами. Короче, рыночные тучи сгущались. Что можно было выжать из ситуации? Возможности дальнейшего экстенсивного наращивания посадочных площадей в рамках существующей инфраструктуры промбазы были полностью исчерпаны. Строить филиал на новой земле? Но и возможности компостного производства на том уровне также были исчерпаны. Новые плантации автоматически тянули за собой наращивание мощностей по компосту. Земля, инвестиции… Неподъемно. Вот тут бы и сработал опыт нормального бизнесмена. Внешне предприятие на неплохом уровне. Раскрути и продай с профитом. Да откуда было взяться тому опыту.
Любовь к своему делу, надежда и вера в его успех безраздельно владели нами. Верили мы в него.

Хочешь рассмешить Бога, посвяти его в свои планы (с)

Выход из тупика подсказала жизнь.
Был у меня голландский консультант, услугами которого я пользовался уже несколько лет. Спец мирового уровня, консультировавший несколько десятков проектов по всему свету. Обходился он мне недешево, но это того стоило.
Приезжал минимум раз в год. День его работы обходился мне в 300 латов. Плюс хостинг, дорога и фестивальчики. За неделю его пребывания, работая с ним по 10–12 часов в день, мы получали уникальные знания, адекватные годовому курсу голландской сельхозакадемии.
Несколько раз я проходил стажировки в его консалтинговом центре в Голландии (город Хорст). После занятий по теории мы ездили с ним на шампиньонные заводы в Голландии, Франции, Бельгии и на заводы производителей оборудования. Везде его знали, и перед нами открывались любые двери.
В одну из таких поездок мы посетили завод в Бельгии по производству 10 000 тонн компоста в месяц! Но даже не грандиозные масштабы производства и великолепная техника поразили меня до самых глубин. Мне показали новейшую технологию и сооружения для ускоренного приготовления компоста (т.н. INDOOR system).
Прелюдия показа соответствовала процедуре посещения сверхсекретного военного объекта. Инструктаж, состоящий в основном из слова «нельзя», изъятие фотоаппарата, подпись соглашения о «конфиде».
Технология, как оказалось, была совсем молодой и проходила стадию промышленного внедрения. Больше того, она являлась лишь частью программы перевода всей отрасли на т.н. систему «сателлитного» производства шампиньонов.
Суть системы заключалась в том, что отрасль переводилась на узкую специализацию производства в рамках отдельно взятого предприятия. Если до того большинство предприятий осуществляли полный цикл производства от компоста до грибов, то теперь создавались мощные специализированные заводы по производству только компоста и только покровной земли. И вокруг них, в расчетном географическом ареале — масса мелких и средних заводиков (сателлитов), занимающихся исключительно выращиванием шампиньонов.

Таким образом решалась масса проблем в отрасли, а главное, система позволяла резко увеличить число выращивающих предприятий. Количественный рост посадочных площадей за короткое время вырос на десятки процентов.
Зачатки такой системы существовали в Европе давно. Но именно в 90-е годы произошел технический и технологический скачок в приготовлении компоста, позволивший приступить к масштабному внедрению системы.
Помимо технологии INDOOR system появилось оборудование по засеву и пакетированию компоста, а также качественный транспорт для его перевозки навалом и механизированной выгрузки прямо на плантации в «сателлитных» хозяйствах.
О преимуществах системы можно написать десяток диссертаций. А может, они и написаны? Точно не знаю. Но недаром правительство Голландии выделило тогда на 5-летнюю программу субсидирования отрасли 250 млн. евро. Остальная Европа тоже не отставала.
...Сначала почувствовал себя лишним на этом празднике жизни. Где Европа, где Бабите…
А потом решил: нужно менять стратегию бизнеса. И именно сателлитная система может стать ключом новой стратегии.

Схема проста:

1. Мое предприятие специализируется на производстве сырья для выращивания (пакетированного компоста, покровной земли), которые продаются (либо обменивается по бартеру) сателлитным хозяйствам по всей Прибалтике.
2. Я закупаю свежие грибы у сателлитов, консервирую, фасую, сушу, реализую на рынке или экспортирую.
3. По мере роста числа сателлитов полностью сворачиваю собственное «выращивание» и на освободившейся структуре наращиваю возможности реализации п.п.1 и 2.

Расчеты показали, что из моей промбазы после дополнительной реконструкции и дооборудования можно было «выжать» порядка 800-900 тонн засеянного, пакетированного компоста в месяц. С учетом технологической специфики такое количество компоста позволяло осуществлять выращивание на плантациях площадью 1,5-2 га (для справки: собственная посадочная площадь SIA "Micos" на тот момент составляла 0,16 га, или 1600 кв.м.).
При средней посевной площади одного сателлитного хозяйства 500 кв. м. можно было обеспечить работу 25-35 хозяйств. Объем производства по свежим грибам — 2700-3000 тонн в год.
Со сбытом такого количества грибов можно было не беспокоиться. К тому времени портфель заказов на наши консервы только, к примеру, на одну Германию составлял 1 млн. банок в месяц. А были реальные интересанты еще и из Швеции, Италии, Австрии.
Дело в том, что мы регулярно участвовали в ежегодных международных продуктовых выставках в Риге. И наши дегустации никого не оставляли равнодушными. Потому что консервы мы делали по собственным рецептам и без химических консервантов, гарантировали при этом срок реализации минимум 12-18 мес. в зависимости от вида консервов.
Несмотря на конкуренцию с литовским коллегой, и на внутреннем рынке сбыт шел по нарастающей.
Итак, в наличии — 10-летний опыт работы компании, хорошая кредитная история, апробированная во множестве стран бизнес-схема, гарантированный (на уровне протоколов намерений) экспорт, хорошие позиции на внутреннем рынке. Для очередного старта совсем неплохо.
Конечно, все это умножено на некоторую долю здорового авантюризма и поделено на уже хорошо знакомые особенности латвийского национального бизнеса. Но… Лучше пожалеть о том, что сделал, чем…

Падение вверх

Первым делом нужно было определиться с потенциальными кандидатами на роль «сателлитов». Вдруг это все нафиг никому не нужно, а я тут планы, понимаш, нагромоздил?
Решил «закинуть удочки в народ». Подготовил обширный материал для проведения ознакомительного семинара по теме «Производство шампиньонов (технология, строительство, экономика-инвестиции)». Дал объявления во все центральные латвийские газеты и в пару газет в Литве и Эстонии.
Объявил два семинара. Один бесплатный — однодневный, и один дорогой — трехдневный.
Бесплатный провел в малом зале Министерства земледелия (спасибо им за помощь). Собралось больше ста человек со всех концов Латвии. В основном крестьяне, владельцы средних и мелких хозяйств. Учились с интересом, ответил на все вопросы, сорвал уважуху, хотя некоторые из них с трудом говорили по-русски. Общались часов десять. Расстались друзьями. Человек двадцать записались в добровольцы, т.е. обозначили не только теоретический интерес, но и взяли мои визитки с обещанием «подумать и сообщить».
Пятеро сразу же записались на платный семинар.
«Платный» проходил в санатории «Беларусь», где были сняты коттедж с зальчиком и номера для иногородних. Туда приехало 15 чел. Я специально сделал его платным — не наживы для, а чтобы собрать людей, готовых подтвердить серьезность своих устремлений пусть небольшим, но денежным вкладом в новые знания и бизнес. 180 латов для иногородних и 80 латов с местных — это были тогда не такие уж маленькие деньги. Среди местных оказались один представитель Литвы, один с Украины и один из Белоруссии.
Работали три дня по 12-14 часов в день с короткими перерывами на еду и анекдоты.
По окончании восемь человек подписались на сотрудничество. Все — хозяева или руководители хозяйств. У каждого в наличии пустующие сельхозсооружения (овощехранилища, склады, фермы), земля, готовая инфраструктура, действующее с/х производство, раб. сила, некоторые финансовые возможности.
Итак, «сателлиты» набраны.

Дальше — сел за строительный проект компостного производства по новой технологии, с современным оборудованием, по последнему слову в грибоводстве. Предварительно — поездки в Польшу, Голландию, Францию. Отшпионил все, что смог. Сварил поставщиков (все оборудование импортное), наметил стройподрядчика из местных. Смета проекта, бизнес-план на 150 страниц.
В дополнение к этому — программа «сателлитной системы» с конкретными хозяйствами, техническими, экономическими показателями.
И… в банк!

Нательный крест, белая рубаха, больше уверенности в глазах, с Богом!
С первого захода не помогло. Родной банк взбрыкнул. Там еще висел непогашенный хвостик от G-24. Претензий к вам нет, все в графике, только погасите его, тогда будем говорить о новом кредите. Нормально, не придерешься – политика банка.
Еще один банк – мимо. На третьем срослось. Дали меньше, чем запрашивал, – 360 тысяч латов. Залога маловато. Трудно оценимый залог. Шампиньонное производство – это не «картина Страдивари».
Проект пошел.
Снова уверенность зашкаливала, питаемая картинками предприятий процветающих европейских коллег и убойными цифрами расчетов. Нарождающаяся перспектива не просто рисовалась яркими красками, она бесстыдно изворачивалась у шеста успеха, демонстрируя во всех позах самые сокровенные места насыщенной, обеспеченной интересным делом и достатком многих людей на сто лет жизни вперед.
Молодой бизнесмен забыл на время, что бизнес-перспектива – шлюха, а честные барышни у шеста – фатальная редкость, бывший моряк забыл старинную морскую мудрость «Где неизвестность – предполагай ужасы!», считая, что все известно, просчитано и предопределено. А сколько всего не знал и не мог знать тогда молодой бизнесмен о «прелестях» и возможностях развития бизнеса в благословенной Латвии, управляемой мудрейшими из мудрых мужами ее и женами.
Зато я твердо знал, что проект технически и организационно мне по плечу. Мои компаньоны – мама и сестра не сомневались в правильности выбранного пути так же, как и я.
Обрезав смету и затянув пояс, взялись за дело.

Стройка-3

Реконструкция началась в мае 1998 года. Одновременно строились 4 объекта:


Бункеры ферментации компоста – 4 шт. с перевалочным цехом:

   

 

 

Тоннели пастеризации компоста – 4 шт. (компьютерное управление процессами):

   

 

 

 

Цех пакетирования компоста с линией засева-пакетирования:

 

 

Бассейн для замочки соломы:

 

Прораб подрядчика (мелкой сельхозстройфирмочки, осколка РСУ с/х «Булдури») сбежал от меня через месяц после начала строительства. Ничего подобного (бункера с аэрируемыми полами, тоннели пастеризации) раньше в Латвии не строилось. Подробного проекта не было. Пришлось прорабить самому, не забывая при этом все остальные дела.
Одновременно со стройкой шло насыщение объекта оборудованием.
Уже через 11 месяцев после начала строительства и модернизации промбазы объект был введен в эксплуатацию. В итоге «Микос» располагал к концу реконструкции 5000 кв.м капитальных закрытых технологических сооружений, обеспеченных полной инфраструктурой, новой ТП на 500 кВт, аварийной ДГ-электростанцией на 100 кВт, артезианской скважиной 110 м, складом ГСМ на 60 тонн топлива, достаточной ремонтной базой с мех. мастерской и теплым рембоксом. Парк самоходной техники составляли семь тракторов разного назначения, три самосвала, оборудованных для перевозки навоза и соломы, два рефр. буса (VW) для развозки свежих грибов, легковые машины для доставки персонала.
Компостное производство соответствовало всем новейшим стандартам того времени, о чем было сказано в отчете моего голландского грибного гуру, приглашенного на открытие. Не было границ его удивлению, когда с интервалом в год он увидел наше предприятие. Спрашивал, кто строил, голландцы или поляки? Когда узнал, что все сделано местными материалами, без привлечения специализированных проектных и строительных компаний, небольшой бригадой под моим руководством, и вовсе охренел: «Oh, these Russian…»

 
Много можно было бы здесь написать о темпах того строительства, не останавливавшегося ни на день даже в 30-градусные морозы.

О параллельном производстве грибов, работающем на привозном польском компосте и своем компосте, сделанном украдкой на иногда свободных от стройки площадках старого цеха (нужно было зарабатывать деньги и сохранять по возможности наработанный рынок клиентов). О совмещении этой работы с помощью «сателлитам», которые начали вместе со мной строительство своих объектов (каждому мной был сделан индивидуальный проект шампиньонницы с привязкой к конкретному объекту, каждому оказана помощь в оформлении субсидий, обеспечении оборудованием). Вот так выглядел засеянный, пакетированный компост на выходе с линии пакетирования. А вот так он укладывался на полку в камере выращивания — в отсутствии необходимости в какой бы то ни было механизации. Привез, положил на стеллажи - и получай через 35 дней новый урожай (три волны урожая 21-25 дней).

 

Выгрузил после камеру, вымыл, продезинфицировал — и загружай снова. При хорошей организации производства можно было собирать пять — пять с половиной урожаев в год. А главное, компост в таком виде позволял сателлитам без особых хлопот и капвложений выращивать шампиньоны в простых камерах, построенных в их приспособленных помещениях.

«Где неизвестность – предполагай ужасы!» (из старинных морских правил)*

«…Предполагать ужасы» - одно. Столкнуться с ними совсем другое.

Первый из них случился в приснопамятном августе 1998г. Дефолт в РФ! Добрая половина кредита освоена. Среднемес. процент – 10 – 10,5%. (часть ставки плавающая с квартальной привязкой к LIBOR). С августа банк повышает процент до 19%.
Это под дых… Производство работает на 40%, еле тянет текущие платежи. Стройка полным ходом, куча непредвиденных расходов и работ. Послаблений от банка ноль. Девять мес. платили такой процент, потом он очень постепенно стал снижаться (2-3% в квартал), но до исходных цифр так у нас и не дошёл. Пришлось отдать моему приятелю, известному в Латвии финнасовому деятелю, за небольшую сумму для оборотки, часть бизнеса.
Второй влупили мои любимые «сателлиты».
После запуска нового компостного производства только два хозяйства из восьми были готовы к старту. Остальные запускались потом ещё в течении года, против обещаний стартовать одновременно с нами. У каждого были свои причины к тому, в т.ч. тот же дефолт (большинство работало с кредитами).
В результате рынок компоста сузился до невозможности. Денежные потоки превращались в ручейки в своей доходной части.
В такой ситуации нечего было и думать о сворачивании собственного выращивания, как это было задумано ранее. Одно утешало - внедрение пакетированного компоста на наших плантациях резко интенсифицироавло выращивание, позволило избавиться от многих тяжёлых операций, средств их механизации, сократить число работников, увеличить производительность предприятия в целом.


* Белые пятна на мореходных картах поры парусного флота обозначались, как неизвестность. Всяк, идущий туда готовился к трудностям и опасностям великим.
 

Продолжение следует.