Проекты инженера Озернова
 


Воскресенье, 24.06.2018, 19:24
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость |
RSS


Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Одесса 60-х - Пляжный троллейбус - Из писем другу

(Фото из Интернета)

* * *
Те же шестидесятые. Та же Одесса.
С Молдаванки добираться на Фонтан приходилось сначала троллейбусом до Куликова поля. А уже оттуда трамвайчиком. Тем самым.
Троллейбус долго шёл через центр города. Именно шёл. Ездой это можно было назвать только из почтения к его возрасту. И, конечно, в сезон, он был переполнен страждущими отдыха приезжими. Не протолкнуться. А мы ехали с конечной до конечной в самой серёдке этой шпротной банки, разогретой жарким южным солнцем. Всё внутри банки жило одним предвкушением пляжа. Редкие, затесавшиеся туда одесситы почти молча ненавидели приезжих курортников. Но это только до момента выхода из троллейбуса. Отплевавшись и отряхнувшись, они снова любили весь мир. По-своему, по-одесски, но любили.

 
Ковчег благоухал потом, едой, кондукторшей, которая уже и не кричала, и экстазом спрессованных тел. Иногда явно превалировал запах сельскохозяйственных животных. Это значило только одно. С нами кто-то ехал на дачу с базара. И вез с собой птицу на убой. Тогда на базаре торговали живую птицу. Кур, гусей, индюшек. Её могли зарезать и ощипать там же на базаре, под бдительным оком покупательницы. А могли и нет. По желанию клиента. Все одесситки той поры, может и были потому так решительны в разборках любого уровня, что вид крови их не пугал. Насмотрелись на базарах. Был ещё вариант. Незарезанных кур несли домой, связанными, жёлтыми ногами вверх. Птица в непривычной позе чувствовала себя неестественно и по змеиному выгибала шею, стремясь удерживать голову на этой шее вертикально. Получалось грациозно и по балетному. Но в целом, картина противоестественная. Если так несли сразу двух кур, то они напоминали двуглавого самодержавного орла из к/фильма про революцию, когда герб сбрасывали с какой-то богатой крыши. Самые умные из кур догадывались, что их могут зарезать, хоть кино не смотрели, и от волнения часто хлопали крыльями. Это поощрялось несущими, особенно в жару. Добавляло прохлады. Конечно, их несли  чтобы убить. Дома, во дворе, над дождевой решёткой. Публично. Редкий мужик, даже прошедший войну, подписывался на такое. Хлюпики. А одесские дамы делали это изящно и решительно. И пока кровь болезной птички стекала в решётку, палачихи из под бровей окидывали взглядом окрест, всем своим видом показывая соседям, что их ждёт в случае необдуманного наезда.
 
Стоп. Я ж, о троллейбусе!
Проехали одесский Главпочтамт по ул. Садовой.
(Фото из Интернета)
 
До троллейбуса птица ещё была жива. Мы даже слышали однажды сдавленный кукарек. Потом всё стихло. Обморок, или гуманно задавили. Короче, ею тоже пахло иногда.
Ближе к середине маршрута двери троллейбуса почти не открывались. Зачем. Втиснуться в этот ковчег, как и вытиснуться из него, было уже практически невозможно. Но бывали счастливые исключения, когда в половинку, вдруг открывшейся двери, на одной из остановок вываливался полураздетый, оборванный лишенец, спешащий не на пляж, а на работу. Вместо него к коллективу присоединялись всверлившиеся в «шпроты» бывалые одесситы.

 
Такая парочка случилась и в нашей тихой от жары и сдавленности компании. Причём, дама ехала на подножке передней двери, он – задней. Его, не всегда бритое, но доброе физио оказалось на уровне скромных приезжих женских лопаток, одетых в привозную заморскую майку розовых оттенков. Влажное пятно между этими лопатками постепенно разрасталось прямо перед упёртым в него носом счастливого пассажира. Майка была недавно куплена на одесском Толчке и очень гордилась этим фактом, А мужик не возражал. Выбора у него особо не было.
Его половина в противоположном конце троллейбуса упёрлась всем своим былым обаянием в бок, умиравшего от жары солдата. Гимнастёрка воина была рассчитана на зиму и вражьи пули, но никак не на тропическую жару. Тело защитника слабо протестовало, пытаясь тёмными пятнами, того же происхождения, что и на майке курортницы, выписать на гимнастёрке «Нет войне!». Но с буквами получалось плохо. Зато хорошо получалась контурная карта угнетённого колонизаторами в пробковых шлемах чёрного континента. Дама солдатика подсознательно жалела и не обижала.
Одесситы всегда считали, что весь мир вращается вокруг них. Их естественность, порождённая этим заблуждением, порой переходила все допустимые границы. Вот и сейчас парочка непринуждённо опредметила всех присутствующих, будто нас и не было вовсе. Послышалась речь с передней подножки. Это было очевидно, продолжение какого-то разговора с остановки:

- И шо, ты думаешь она ему даст?
  Это мадам. Все повернули к ней головы.
- Я не знаю, шо она там ему должна дать, а ви ещё не дали за билеты.
  Проснувшаяся кондукторша. Головы, автоматически в её сторону. 
  Троллейбус стих окончательно, только электрические контакты безмятежно щёлкали, продолжая движение к пляжному будущему.
- Нет ви посмотрите сюда.
  Опять мадам.
- Щоб тебе дать мине надо руки виломать из между ног и достать из груди. Я шо, Игорь
  Кио? Я жду троллейбус пол жизни, как первого мужчину, а он приходит, зажимает меня
  увсю и ещё просит пять копеек. Её золотой зуб пылает негодованием.
- Изя, ти взял свой проездной? Так покажи даме, шоб ей ехалось.
- Проездной! Вяло декларирует Изя через треснутое оргстекло под руку кондукторше.
- Де?
- Тут.
- Ну?
- В штанах.
- А-а…
- А мадам шо? Мадам в положении – отвечает мадам.
- Из такого положения, солдат мешает. И вообще, мне давит сердце, а ви за пять копеек горло дерёте.
  Кондукторша успокаивается. Ей тоже жарко. Половина троллейбуса всё равно едет без
  билетов. Пауза.
- Если Циля даст Алику развод, таки на Пешоновской станет траур. Такая пара… Только купили телевизор. Вся улица ходит к ним смотреть через линзу с водой на Магомаева. Как они будут делить телевизор? Изя, шо ти молчишь? Я с тобой говорю или с Потёмкиным?
Изя, отрывая глаз от чтения куска газеты, торчащей из чужой авоськи, подвешенной на руке неподалёку от его носа:
- Ми макарони купили?
- Изя, ти мишигинер. Макароны ми купили вчера, когда шли от Ривкиных. Кстати ты заметил, какой худой Лёвочка. Шо значит русский папа. Ребёнок недоедает, а он украсть ничего не может.

 
Разговор между двух троллейбусных подножек продолжается. А все приезжие члены тролейбуса крутят головами от подножки к подножке, напоминая зрителей игры в пинг-понг. Только выражения лиц у них такие, как будто вместо мячика в игре голова Раджа Капура. Одесситы привычно индифферентны. Они сплошь заняты тихой ненавистью к приезжим, коих в сезон в городе становится больше чем аборигенов.
Троллейбус проезжает очередную остановку, даже не притормозив. Зачем тормозить, если на остановке толпа народу, которую возглавляет членистоногий подросток с огромным контрабасом в футляре и нервной бабушкой впридачу. Жалкий взвизг одного из пассажиров – Остановите я выйду, звучит гимном беспомощности, и никого не впечатляет, включая троллейбусовожатого.

 
За окнами плывут фасады филармонии, ГУМа, православного собора с заколоченной пыльной дверью, платаны Пушкинской.
И вот лайнер вырывается на простор привокзальной площади. А там и до Куликова поля рукой подать. Конечная. Отсюда все дороги ведут в курортный рай. Трамвайчики в Аркадию, на Лонжерон, на Фонтан и Дачу Ковалевского.
У троллейбуса начинаются роды. Толчками из него являются на свет шпротоподобные пассажиры, кто спиной вперёд, кто ногами. Вышедшие и отдышавшиеся подсчитывают убытки в своей поклаже, осматривая сумки, авоськи, остатки одежды.
Так и есть! Я не ошибся. С нами ехал коричневый петух. Это он пахнул природой. Хорошо, тогда не было Гринписа. Иначе хозяина птицы отдали бы под суд, за издевательства над братом меньшим. Петух был бледен всем телом, особенно его гребешок.
Мне показалось, судя по выражению полузакрытого глаза, что он испытывает единственное желание – скорее попасть в суп.
Это Одесса шестидесятых прошлого века.
Прости, за отсутствие фотографий того времени. Просьбу твою выполнить не могу. :0(((
Тогда фотоаппарат был роскошью. А мы жили скромно, просто, и казалось так будет всегда.
Отдельно напишу об Одессе 2010.
Это уже малость не та Одесса. Но, рассказать есть что и забавного, и грустного. Будет время отпишусь непременно.
 
 
Поиск
Календарь
«  Июнь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2018Конструктор сайтов - uCoz