ПОЛНЫЙ ХЕРЕС
(сборник - стихи)

(См. *сноску внизу страницы)

 

Вирусное

Всё справедливей мир вокруг.
И воздаётся по заслугам
Нам, удивляющимся вдруг,
В ходьбе по замкнутому кругу.
Нам, разменявшим честь и стыд,
Давно, на болтовню и цацки,
Придумавшим себе Ковид,
Под пляски на могилах братских.
Теперь ни жить, ни хоронить
По-человечески не можем.
На джинсах дыры, в душах нить
Разорвана законобожья.
Рецептов нет, как нет молитв,
Забытых в толчее рекламы,
Желудок  сыт, рассудок спит,
А души тешатся обманом.
Слабы надежды на рассвет,
Сильны прогнозы на бесславье
Твое, убогий человек,
В твоём никчемном зазеркалье.
Любовь спасёт и красота?...
Ты сам на них напялил маски.
Мечты затмила суета,
Свет, - предпочтения в огласке
Тех, самых умных и крутых,
Извечно правильных и сытых,
Самоназначенных святых,
Иезуитов гладко бритых.
Жри свой попкорн, кури гашиш,
Коли вакцины и отравы,
И представляй, что сладко спишь,
В лучах своей ничтожной славы!
И я с тобой, всхриплю во сне,
Что делать, если мир так тесен,
Стихом в ковидной пустоте,
Обрывками ненужных песен.

Рига. Февраль 2021 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №121021204830

XXI - начало, или...

Век развенчания кумиров, век низведения богов
до уровня цитат в сортирах, и присужденья батогов
святым; великим; чтущим святость; мечтающим, не о деньгах; за счастье павшим.

И распятым, толпой на дыбах и крестах.

Бесполый век тупых простраций, воинствующего меньшинства
Средь петушиных декораций, забывших сущность естества.
Век взбунтовавшихся кухарок, невежд, воздвигнутых на трон,
В крови майданов и пожаров, бесчисленности похорон.

Век пустобрёхов и пророков, едва осиливших букварь.
Что ни оракул, то сорока, что ни помойка, то алтарь.
Век перекормленных актёров, надевших маски мудрецов,
И выносящих приговоры, с апломбом тонких подлецов.

Век без надежд, и только выгод, природа стонет вместе с ним.
Шлёт небо воды от обиды, леса горят, глотаем дым.
Безумный век, хоть, плачь, хоть спейся, хоть, кол на голове теши.
Дизайн прекрасен интерфейса, в прах оцифрованной души.

В который раз мы проиграли, из мира, сделав казино.
Переиграть дано едва ли, грешим упорно и давно.
Но теплится ещё надежда, хотя, глупы любые «но»,
Господь отпустит нам невежам, немного поглядеть в окно,
В себя, вокруг, в святые книги, понять, услышать и простить.
И в этом просветлённом миге,
жизнь для потомков сохранить.

Рига. Август 2021 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №121080604537

Почти клаустрофобия

В молчании пустого городка
Деревья стынут и печные трубы.
Растворены туманом облака,
Пустеет Латвия, не стиснув зубы.
Беспомощность резиновых клыков,
И мышцы не напрячь, как не старайся,
Не нарастить в стараньях стариков
Под нищету и морок в ритме вальса.
Сиротство рельс в постыдной рыжине́,
Немых причалов и портов насмешка,
Над ними власть витает в вышине,
Верша полёт бесстыдно и неспешно.
Притих народ, колени стёр во хлам.
Не научением добру в молитвах,
Культяпками елозит по мечтам,
Не сбывшимся в пустопорожних битвах.
Былые вспоминая времена,
Под танцы, вековую строгость сосен,
Непобедимая в фантазиях шпана,
Уныло-гордо милостыню просит.
Не подают ей денег и ума,
Растут долги, зарплаты вымирают,
Пуста казна, зато полна сума́
Голодной фанаберией и лаем.
Давно известно всем - не кормит спесь,
За тупость и спесивость платят дважды,
А гавканье и грозным дыбом шерсть
Пугают, лишь котов, воро́н и граждан,
Несостоявшихся ни в чём столиц,
Блиставших важной сытостью когда-то,
Теперь, уткнутых добровольно ниц,
В известной позе, вечно виноватых.
Предновогодней сказки волшебство,
Всё больше грусти, меньше предвкушений.
Тайком справляют люди Рождество
По меркам толерантных наставлений
В молчании пустынного мирка,
Отсутствии надежд в возможность счастья,
В скольжении по ста слоям жирка,
Накопленного на молчанье властью.
Уныл пейзаж, хоть не смотри в окно -
Трибалтика зимует зазеркально.
И поневоле я с ней заодно,
И два стакана водки перорально.

Рига. Декабрь 2020 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2020

Скучно, девочки!

Уводят стадо в виртуал, -
Пусты проспекты и кофейни,
Скрижали пишутся в блокчейнах,
Открыто правит криминал.
Там нет лесов, морей и рек,
Там виртуальны ароматы,
Под дулом лжи и автомата
Там оцифрован человек.
Полу контактная любовь,
Без нежности прикосновений.
Всё меньше мысли, больше мнений,
И гарью войн запахло вновь.
Закрыты лица и сердца,
Пейзажи в окнах стекленеют
А стадо не мычит, не блеет.
В своём предчувствии конца.
Довольством сыты пастухи,
Разогревают в стаде драку,
Чтобы хватило мест в бараках,
И меньше тратилось муки.
Дебилы вылезли на трон,
И теша спесь, на фэйки падки,
Со страусиною повадкой
Втыкают головы в бетон.
Да будет свет, сказала тьма,
В отдельно взятом ею рае!
И стадо тихо вымирает
В пути, проложенном впотьмах.
Пусты амбары для надежд.
Быть может, всё-таки осталась
Господней милости нам малость,
Во просветленье наших вежд.

Рига. Февраль 2021 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №121020410009

Страшней с ума сошедших, сошедшие с души

Давно сошедшие с души, считают мир вокруг таким же.
Их легион, их тучи вши, их щит, - безбожья чернокнижье.
Разменны души на гроши, святое – глупость в их морали!
Горды, сошедшие с души, своей мещанской  пасторалью.
 
И было так, во все века их правота писалась кровью.
Ваяла грязная рука во сокращенье поголовья.
Как может, выживает мир, пытаясь, ложь умерить верой.
А, в мышеловках зреет сыр, и трупы младших офицеров.
 
Где он, – терпению предел, земли могилами изрытой
До горизонта, между дел, впрок, отлучённым от корыта?!
И сколько выпадет терпеть, всех, обезумевших от власти,
Ведь должен кто-то вырвать плеть, и заодно клыки из пасти!
 
Давно сошедшие с души, в своём предчувствии кончины
Их верховенства, прут во лжи, - тараном рухнувшей «вершины».
Сегодня нет пути назад, есть силы, есть ещё надежда
Свернуть с дороги в бездну, ад, народам в брендовых одеждах.
 
Всё свято, и никто не свят, всё будет в жизни справедливо.
И никого ни «под» ни «над», не всяк снаряд ложится криво.

Рига. 01.02.2015г.
© Copyright: Олег Озернов, 2015
Свидетельство о публикации №115020109483

Теряю на войне друзей

Теряю на войне друзей, и не от пуль они уходят.
Забыв дедов и матерей, вооружённые по моде,
Одетые в броню хулы, и пацифистские призывы,
Сетей покорные рабы, собой горды, к врагу брезгливы.
И каждый в меру справедлив, плевать, что мера безразмерна.
Не получается, простив, им вслед махнуть рукой кошерно.
Так просто не хотеть войны, жалеть несчастных без ущерба
Для бытовухи и казны, в спокойных днях мимозно-вербных.
Пенять, клеймить, и презирать, так просто им мою «жестокость».
Порто́вая краснеет блядь от ханжеств этих, светлооких.
Тупая ненависть и визг, вдруг вылезли из душ наружу,
Я, глупый, так и не постиг, глуби́ны той вонючей лужи.

Друзья мои, я вам делил себя обильными ломтями,
Ценил, прощал по мере сил, любил, жалел, гордился вами.
Откуда ж в вас вся эта прыть, зачёркивать, ломая перья,
Во дружбе прожитую жизнь, тепло и красоту доверий.
Куда всё делось, так и вдруг, была ли честность в нашей дружбе…
Ответ не жду. Всё уже круг, тех, кто был когда-то сердцу нужен.
Всему назначена цена. И выбор каждого бесценен.
Но ставит циферки война, без скидок в свой проклятый ценник.
Я рву его, не тратя слёз, наивностью надежду грею
Успеть до схода на погост, хоть чуть застать другое время.
Когда из фейкомётной тьмы, вся правда выльется наружу,
Не зарекаясь от тюрьмы, сумы и подояльных кружек.
И встанут дыбом волоса у «милосердных» пустобрёхов,
И выпадут на пол глаза, и в глотках ком застрянет охов.
И те, кто так клеймил, и клял, так сладко самоутверждался,
От лицемерия рыдал, всё осознав, вдруг сменят галсы
На все попутные ветра своим, плывущим вдаль диванам,
Продолжат плаванье нутра под парусом презренья рваным.

Мне горше всех госпиталей, вдруг осознать в избеге жизни -
Мы дети разных матерей, вскормлённые одной Отчизной.

Рига. Апрель 2022 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2022
Свидетельство о публикации №122041704769

 

Сидящим в подвалах.

Справедливость есть, справедливость бред?
Кто там прав, кто неправ, в разбомблённом рассвете.
Чьи дороже, безвинно убитые дети…
Женщин, и стариков не забудьте в ответе,
И умножьте на те восемь лет.

Страх за близких под громы летящих ракет,
И осколки снарядов в ходьбе на работу,
Смерть и ужас, идущие рядом проглотно,
Гарь руин, и воронки в садах беззаботных…
Всё умножьте на те восемь лет.

Неизвестность примерьте, дурной рикошет,
Только мигом одним, подводящий итоги,
Тем, кто ненависть встретил в обычной дороге,
И погиб, просто так, по желанью убогих…
Всё умножьте на те восемь лет.

Крики «Слава!» под вой санитарных карет,
Речи ваших вождей под оркестры бомбёжек,
По подвалам детей, сосчитать ведь не сложно,
Промокну́ть лоскутами разорванной кожи,
И умножить на те восемь лет.

Вы не плачьте, в себе поищите ответ.
Скиньте бронежилет без вины виноватых.
Вам никто не грозил «москалей на гиляку»,
Не морил нищетой, не считал за горбатых.
Умножайте на те восемь лет.

Вы игрушки в раскладах заморских калек.
Слишком долго дышалось вам ядом измены.
Вам не мстят, не ломают вас через колено.
Из геенны вас тащат, и мир этот бренный,
Так и не поумневший, за тысячу лет.

Рига. Март 2022 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2022
Свидетельство о публикации №122042705585

Предвыборное

Всё загогулистее жизнь, что небеса пошлют, гадаем.
О  манне просим, глядя ввысь, а нам оттуда бомбы к чаю.
Ну, а куда ещё смотреть, под ноги? Вроде насмотрелись.
Там, что ни день, то  грязь и смерть, и лжи цветные карусели.

Вот так загадочно живём, ежи колючие в тумане,
стреляем чаще, чем поём, мечтаем вшивые о бане.
Помывка роскошью теперь, вонь забивается духами,
Европа - краснокнижный зверь, зад подтирает лопухами.
Европе мыло ни к чему, они теперь на мыло пишут,
что мыло, как пособник злу, отнесено в разряд излишеств.

Экологов затихла злость! Приятней воздух стал, и чище,
благоуханье завелось - промышленность на ладан дышит.
Здесь не для всех тепло в домах, еда нормальная, лекарства.
Для плебса - нищета и страх, элитам - роскошь, барство, блядство.

Чума на ихние дома! Мозги, давно в сторонке курят.
Есть прелесть в горе от ума, нет хуже горя, чем от дури.
Но, снова выборы в стране, вернее, в вырванной страничке.
Опять копание в дерме в надежде выбрать поприличней.
Какой народ, такая ж власть. Смотрящих в хате выбирают,
чтоб продолжали врать, и красть в общак заморский для хозяев.
Для них затеян весь сыр-бор, модерн, и шухер постмодерный,
прогресс, в котором, только вор, имеет шанс во всём быть первым.

Вот, если это не тюрьма, то, что она тогда такое?
Бесправие, грабёж, сума, в решётках небо голубое.
В нём радуга на весь пейзаж! Ей всем положено молиться,
и радоваться у параш бесполым квир, и квази-лицам.
Попробуй вякнуть поперёк, тебя осудят и отменят.
Электорат плодит порок, себя же ставя на колени.
Кто выборы придумал - бог! Он гений лжи, и декораций,
в которых выборов итог - вершина нужных имитаций.

Да, что же так, убоги мы… Молчим, когда всё очевидно,
и как покорные рабы, ползём к концу, толпой обидной.

Молюсь, рыдаю, хохочу, рычу в окно под непогоду,
и не хожу давно к врачу, чтоб в ступе не кошмарить воду.
О, наша жизнь, ты снишься мне! Щипаю ляжки, чтоб проснуться.
Коптят на медленном огне попытки слабо улыбнуться.
Так, закопчённый и седой, сижу в своём поэтном склепе,
машу в окошко бородой, стишком чешу прохожим в репе.
И безразличие под дых - давно живу, зачем печали.
Вот, только жалко молодых, за беспросветность в их начале.

А облакам на всё плевать, и птицам в небе ближе к Богу,
живёт себе природа-мать, смеясь, в воздушную тревогу.

Рига. Сентябрь 2022 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2022
Свидетельство о публикации №122091906740

Здесь есть возможность оставить свой комментарий к этому стихо. или звездануть его в рейтинге.

Рабов владения

Где нет рабов, там нет тиранов.
Мы все рабы чего-то, чьи-то.
Страстей, правителей, диванов,
Мошны, любви, иезуитов.
Рабы родства и убеждений,
Традиций, веры, зова крови,
Условностей, привычек, лени,
В мозги залитых, пустословий.
Тираны льют елей обмана,
Несметно множатся на кухнях,
И наглостью трамвайных хамов
Их список каждодневно пухнет.
Тираны добрые и злые
В обличье ангелов и бесов,
Родители и постовые,
И дети - мудрые балбесы.
И в этом рабстве кнут и пряник,
Любовь и злоба, нежность казни,
Стирают праведности грани,
Привычным всем однообразьем.
Всё искренне и добровольно -
Рабы покладисто гнут спины,
Тираны сплошь собой довольны,
А масло капает с картины.
Но, что-то зачесалось в ре́пе -
«Мы не рабы, рабы не мы ли?!»
Рабы! Немее пыли в склепе,
Имеем то, что заслужили.
Пардон, но это очень грустно!
Долой тиранов и оковы!
Гнать из себя раба - искусство
Потяжелей, чем гнуть подковы.
Но я рискну, чем чёрт не шутит,
Я стану светел и свободен,
Освобожусь от рабской жути,
И… съем под рюмку бутербродик.

Рига. 2014 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2022
Свидетельство о публикации №122071704312

Энтомологическое

И бились мухи о стекло,
Казалось за окном светло,
Казалось там свободный мир,
Бесплатны сыр, кефир, зефир.

Казалось там все любят мух,
Жужжанье услаждает слух
Всем музыкой, а брюшка цвет,
С восторгом примет всяк эстет.

Не стал хозяин муху бить,
Чтоб поумерить мушью прыть.
И... Приоткрылось ей окно
В желанный рай. А там... говно.

Зефир с кефиром не для всех,
Зато на мухобойках мех.
Аэрозоли, купорос
От мух, и даже... пылесос!

Засилье птиц и пауков,
Сверхлипких лент, других силков.
Но счастлив весь мушиный сброд
В говне придуманных свобод.

Рига. Октябрь 2014г.
© Copyright: Олег Озернов, 2022
Свидетельство о публикации №122071705036

***

Люблю НАТО я за статью пятую!
А других статей не читал.
Всем, желающим блеснуть пятками,
в помощь Библия и "Капитал".

© Copyright: Олег Озернов, 2022
Свидетельство о публикации №122081704384

Грустна Карин

Грустна Карин, и с ней Жан-Пьер,
краснеет при честно́м народе.
И не лицом вразрез природе,
а цветом платья в интерьер.
Как не краснеть ей, если босс,
суфлёр глазами ковыряет,
и в воздух руку чинно тянет,
чтобы пожать его всерьёз.
И нужен боссу поводырь,
иначе может заблудиться,
попутать сцену с заграницей,
и с брифинга уйти в Сибирь.
Ну, как тут ей не загрустить…
Куда ж тогда Карин без босса,
что отвечать ей на вопросы,
как дальше миру нужно жить?!
А дома ждёт её жена.
Госдеп в ночи не гасит окна,
чтоб утром от речей оглохли,
и поскорей пришла война.

Да, что ж так горько добр я!
Жалею милое созданье.
Мозг обливается слезами,
сомненьем душу теребя.

Рига. Сентябрь 2022 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2022
Свидетельство о публикации №122092307406

Здесь есть возможность оставить свой комментарий к этому стихо, или звездануть его в рейтинге.