Одесситы на митинге "одэсцив"

 

- Мойша, шо он сказал?
- Кто?
- Вон, стоит голый...
- Ой, дай мне покоя!
- Ну вон, смотри, с надписью на грудях! Смотри бикицер, а то их сейчас увезут лечить!
- Он молчит, шо я должен слышать?
- Да, не тот в очках, а тот, которому уши закрыли!
- Юзик, ты поц! Ему закрыли уши, шоб он сам не слышал, шо он говорит, а я должен слышать?
   Пошли отсюда, ты мишигинеров никогда не видел? Так включи теливизер или ехай на
   Слободку.
- Мойша, так на них же надписи, может чего за лаве говорят?
- Ой, вэй..., когда ты станешь умным? Такие всегда говорят за лавэ, и чем у них меньше лавэ,
  тем больше они говорят. А когда лавэ кончаются, даже пишут на себе слова, шоб люди
  плакали, а не думали.
- Шо ты нервничаешь? Шо я не знаю, как лавэ делают? Басю помнишь с Пешоновской?
  Так она тоже под ювелиркой на Привозе стояла с раскрытыми грудями. Помнишь, нам ещё
  с тобой ромашки нравились, которые ей Яша нарисовал там, где умные дети молоко кушают.
  Дура дурой, а магазин платил ей двести гривен за день.
- Не морочь голову. Бася умная девочка, она закончила Столярского по классу скрипки.
- А эти шо закончили?
- А эти только начинают... заканчивать.
- Так шо ми здесь стоим?
- Ми здесь всегда стоим.
- Так пошли уже.
- Ты мне таки не сказал, за шо они говорят.
- Они говорят, что нас тут не стояло. Юзик, оно тебе надо?
- Мине?
- Мине не надо. Циля спросит, а я не знаю.
- Скажи Циле за новых клоунов возле Дюка, которые думают тем местом, на котором нормальные люди
  сидят. Она успокоится.

  Смеркалось. Страна уходила в ночь. А поутру у всех в почтовых ящиках в куче реклам
  лежали повестки в военкомат. А, ведь ребе предупреждал...
______________________
 *одэсцi - понаехавшие в Одессу после майдана, украинизаторы города, ново-одесситы по паспорту с чужой Одессе душой.