Проекты инженера Озернова
 


Вторник, 21.08.2018, 00:04
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость |
RSS


Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
Creator

Диагноз

Я тугодум. Сомнений нет.
Чтоб разобраться в первой даме,   
Понадобилось восемь лет,
И роль героя в мрачной драме.

Потом я всё-таки умнел, -   
Мне на вторую шесть хватило.
Прогресс, всех мыслящих удел,
В познании, известно, сила.

На третьей я слегка оглох,
Но, тем скорей явилась мудрость.
За год управился – не лох!
Была задачка не из трудных.

С четвёртой дамой думал так:
За месячишко станет ясно
Что на уме, что на устах,
Что на поверку в стонах страстных.

Тот месяц быстро пролетел…
За ним ещё… годочков пара.
Опять гадаю между дел,
И чёт молчит мой опыт старый.

Вновь не достигнут паритет, -
На чувства разум больно падкий.
Я тугодум. Сомнений нет.
Мне снова женщина загадкой.

Рига. Февраль 2009г.
 

Выходка

Любовь во все века возможна,
Пока вращается Земля.
Чтобы найти её, о Боже,
Я тихо выйду из себя.

Закрою за собою двери,
Чтоб не пробрался холодок.
Пусть только женщина поверит -
Я жизнелюб, а не ходок.

Рига. Лето 2007г.
 

Глупое от одиночества

Когда мне некому сказать: «Спокойной ночи»,
Я в «подкидного» балуюсь с пороками.      
Мешок надежд пустой, в прорехах многоточий
Латаю недописанными строками.

Когда мне некому сказать: «Проснись и пой»,
Душу зарю и зажигаю свечи.    
Чтоб окончательно поссориться с судьбой,
Ночь продлеваю в следующий вечер.

Когда мне некому сказать: «Привет, я здесь»,
Свой день швыряю в угол зазеркалья.
Скрипучей музыкой аккордов тешу спесь,
Чтобы не слышать завывания печали.

Когда мне некому сказать: «Мой Друг,Прости»,
Без толка и без времени седею.                     
Судьба моя, ты недостойна этой глупости,
Когда же, наконец, ты поумнеешь?

Рига. 1 сентября 2006 г.
 

Я согласен на ту, что недавно прогнал

Мне сегодня не спится опять, как вчера.
Я один. Снова жду, как спасения утра.
Монитор… Цокот клавиш…Ночная мура.
Умножается грусть нежилого приюта.

Мне сегодня не пишется, что за беда!
Под застывший салют фонарей заоконных,
Надоело о светлом писать в никуда, -
Окуная строку в черноту небосклона.

«Ты согласен на ту, что недавно прогнал» -
Кто-то в зеркале мне изрекает гнусаво.
Не смешно… И звучит, как намёк на финал.
Выпил водки, крестился, но легче не стало.

Это край! Одиночество прёт на рожон!
Делай ночь! - Визави мне кричит безответно, -
Заверни самокрутку из перечня жён,
И развей синим дымом всех "бывших" по ветру.

И прости их. И тех, кто мелькал после них.
Объяви благодарность, - тебя не убудет.
Пусть живут, как умеют, живее живых.
Сериалы оставь, для крутых киностудий.

Где-то ходит "твоя" по зелёным лугам -
"Каждой твари по паре" написано в книгах.
Будет час, будет случай, чтоб встретиться вам.
Так, что выспись и жди долгожданного мига.

Скоро утро. А с кем я всю ночь проболтал?
За окном возле мусорки возится нищий.
В доме пусто, закрылся ночной кинозал.
Дописал этот стих… "Будет день, будет пища".

Рига. Июнь 2006г.

 

Одной из жён

/в ритме марша/

Проснись, жена, проснись жена.
Твой муж уходит на войну
В дорогу флягу дай вина,
Чтоб страшно не было ему.
Чтоб знал, что дома ждут всегда,
В котомку локон положи.
Чтоб стороной прошла беда,
«Храни, Господь, его» скажи.

Проснись, жена, проснись жена.
Уже его затылок брит,
Уже отлиты ордена
И пули ждут твоих молитв.
Уже построены полки,
Уже знамён струится шёлк.
Целуй всем ссорам вопреки,
Целуй пока он не ушёл.

Проснись, жена, проснись жена.
Хоть до рассвета далеко.
Разлука вам предрешена
Так проводи его легко.
Чтоб он достойно принял бой
Храня в душе твой поцелуй
И не соперничай с судьбой
К медсёстрам парня не ревнуй

Молись, жена, молись жена.
Ты всё на свете проспала.
Давно закончилась война
И победителям хвала.
А муж твой не вернулся в дом,
Где холод стен и кот да мышь,
Где жизнь осталась на потом
И ты, как прежде крепко спишь.


Рига. Ноябрь 2009г.
 

Любовьки - Вале З

Упал на снег парик французский
И вся романтика долой.
И образ юной девы русской
Вдруг испарился сам собой.

Потом всё вроде бы случилось,
И кровь невинная лилась.
А лишь уехал – испарилась
Той чистоты пустая власть.

И не смотря на дядин гнев,
Мне что-то вовсе не женилось.
Бараном в пасторальный хлев
Мне стать желанье испарилось.

Кривой Рог 1969г.

Любовьки - Тане З

Ну, кто тебя хотел так рьяно,
Как я, молоденький щенок.
Ломился в номер Поженяна*
И лучше выдумать не мог.

А утром с красными глазами
Ты мне скулила про любовь,
Чтоб я справлялся с тормозами
Очки втирала вновь и вновь.

Твои слова, - шальные пули,
Свистели словно соловьи.
А мне усмешка Гарагули**-
Знак качества твоей любви.

Напрасно милая старалась –
Умом я чувствовал подвох.
Ведь капля лжи совсем не малость,
А, молодой - не значит Лох!

И невдомёк таким девицам,
Что сладкими бывают муки.
Ведь нужно же щенкам резвиться -
Вот и бегут на запах суки.

Одесса, т/х «Грузия» 1975г.

------------------------------
** Гаграгуля А.Г. - легендарный капитан т/х "Грузия".
*  Поженян Г.М. - известный советский поэт, друг Гарагули, часто отдыхавший на лайнере.
 

Любовьки - Лене К

Как был наивен сей кадет,
Блиставший выправкой морскою,
Что был тобой разут, раздет
И брошен в омут с головою.

Расчётливо цедился блеск
Волшебной азиатской сказки.
Ночь напролёт кипел ликбез
На приусадебном участке.

Губами закрывала рот,
Когда взыграл – тогда за дело!
На пляже, в сквере, в над и под
Ты пышное дарило тело.

Твой норов чутко совмещал
Расчёт с экстазом вожделенья.
Кружил надежды карнавал
В доходах от совокуплений.

За моряком жить без  забот,
Рогами холл увешать в доме,
То, ангел сам, то "чёрный рот",
А совесть отдыхает в коме.

Я миг ловил, а ты меня
Учила волшебству обмана.
Мальчишку в пустоту маня,
Давно потухшего вулкана.

Одесса 1972г.

Любовьки - Ярославе Ш

Тут две экзотики сошлись
Под тёплым небом Черноморья
Сердца двоих рванулись в высь,
С судьбой проказницей не споря

Голубоглазая блондинка,
Славянка с европейским шиком:
Тугая грудь, прямая спинка,
Была из молока ты сшита.

Широкоплечий  морячок
В клешах на узкой талии,
Смешной, весёлый, простачок
С мозгами в гениталиях.

Я помню мягкий тот диван
Под пальмою в пустом салоне,
Где вспыхнул бурный наш роман,
Как молния на небосклоне.

О, как акцент твой возбуждал
Когда с тобой болтал под тентом!..
Но, краток миг, закончен бал.
Велик момент! И нет момента.

Стремглав закончился круиз.
Нам мига страсти не хватило,
Чтоб получить заветный приз.
Но, есть, что вспомнить - было мило!

т/х "Тарас Шевченко" 1969г.
 

Любовьки - Уршуле В

Ты звездочка, мечта мужчины -
Умна, красива и игрива.
У баб вокруг краснели спины,
Когда бывала шаловлива.

О, ножки в беленьких сапожках,
Ботфорты ниже чуть юбчонки!..
А декольте, а мушка, брошка -
Шок, для советского мальчонки!

Как льстила юному жуиру
Твоя шляхтецкая прекрасность!
Как гордо предъявлял я миру
К тебе мужскую сопричастность!

Как по Одессе мы бродили,
Обнявшись в томном воздыхании!
Как бились лбом автомобили,
При виде нас, упёршись в здания.

А помнишь, мужа привезли вы,
Юриста в блеске бывшей гривы?
«Нэ бэри в голову козлину»
Сказала шёпотом игривым.

Как, воровски сбежав на кухню,
Мы целовались в упоеньи,
И, как глаза его опухли,
Завидев наше отражение
(В дверном стекле – мечте шпиона)
Как покраснел слуга закона?

Но блюл юрист параграф строго,
И на дуэль меня не вызвал.
Он знал, что ты не недотрога,
А я  уже на подвиг вызрел.

Прикинул муженёк неглупый,
Что у судьбы другие планы.
Витала в воздухе над супом,
Тревожность взглядов моей мамы.

В ту пору знаться с иностранкой,
Не совместимо было с жизнью.
Что б моряку ходить в «загранку»,
И преданно служить Отчизне.

Прервались связи, отношенья.
Соцлагерь выставил барьеры
Я был достоин снисхожденья
А это хуже высшей меры.

Так и осталась ты с юристом.
Все виноваты, оба плачем.
Наверно, в том романе быстром,
Быть не могло тогда иначе.

Одесса. 1972г.
 

Люде А

Без слов любила ты меня.
Здесь «Камасутра» одыхала.
Мне теплоты не доставало,
Зато с излишеством огня.

Ты разожгла костер страстей,
И в цель летели его искры
Над снежной гладью простыней, –
В морского волка меткий выстрел.

Не таял в жарком том костре
Лёд в сердце Снежной Королевы,
Ведь у Амура мало стрел –
Попал не в сердце он, а в тело.

Ни красота, ни пылкий жар
Не вечны в этом мире тленном.
И сладострастия угар
Сжимал мне горло постепенно.

***

Когда в огне лишь тонкий хворост,
Тепла немного от костра.
Нужны поленья колдовства
Слиянья душ и чувства порох.

Так свойственно любить мужчинам:
Лишь телом, чувства не тревожа.
Как праотцы в первообщинном –
Где всех, что хочешь, тех и можно.

Но сколько жив, я благодарен
Тебе, о милая Людмила.
Я был ведомым в нашей паре,
А ты ведомых не любила.

Так, что вины твоей не знаю
И лет немало пролетело.
Порой приятно вспоминаю
Роман наш не на шутку смелый.

И вывод сделал для себя:
Храни нас Боже от напасти!
Пусть любят нас и «за» и «для».
Но, минет пусть страсть ради страсти.

Рига 1984г.

Одной красавице

В глазах блестит болотное стекло,
Колечки серебром на бровке,
И бабочка своим цветным крылом
С плеча манит татуировкой.

Полёт души размером с SMS,
Но как же хороша фигура!
Ликует косметический прогресс.
Стрел не хватает у Амура.

Дрожит медузой голливудский силикон.
Приклеен прочно к пальцу ноготь.
Вся красота поставлена на кон -
Смотреть занятно, страшно трогать.

Лето 2007
 

Одной поэтессе

У тебя - мостовые Арбата,
У меня - шум Приморских бульваров.
Есть прощение - нет виноватых.
Грусть с любовью всегда ходят парой.

Не грусти, дорогая, не надо.
Нам, с "висками почти в серебре"
Светлым следом останутся взгляды
Той любви, что была в сентябре.

2005г.

Титаник

Вы мне даны судьбой по праву бытия,
Обещаны законом мироздания.
«Титаник» отойдёт без опоздания, 
Коль суждено любить, там буду плыть и я.

Из лжи и роскоши салонов класса люкс
Сбежите вы тайком, как узница из клетки,
При свете звёзд обманчивых и редких,
Под волн бескрайних совершенный блюз.   

В глубины вод вы устремите тусклый взор, 
Надеясь в пене отыскать покой и счастье.
Вас украдёт тайком у жертвенной напасти
Моя любовь, подкравшись сзади, словно вор.

Чтоб отогреть и научить опять летать,
Я вознесу вас в небеса притихшей птицей.
Мы вместе радости полёта удивимся,
Расправив в небе руки, что крылам под стать.

Вам нарисую откровения портрет,
Вдыхая линией родную душу в тело.
Пусть не простит Господь мне пагубную смелость
Но я нарушу сладостный запрет. 

И судовой оркестр, стоя под кнутом
Слепого рока кораблекрушения,
Сыграет  тихо гимны  всепрощению,
Всему, что сбудется не с нами и потом…

***
За вас умру, да не помянут всуе.
Любой ценой готов платить за тот билет
В один конец, где миг на всё даёт ответ.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Давно я знаю вас…
Но вас не существует.
 

Романс

Где ты Ангел  мой ходишь, где гуляешь по склонам…
Чьи ты песни поёшь, чьи читаешь стихи?
Кто стоит по ночам у тебя под балконом
И романсы поёт о высокой любви?

Ты всегда очень разная, - так представляю.
То черна, как цыганка, то, как фея бела.
То шальна, то нежна, но тебе доверяю,
То, что Богу доверю и то не всегда.

Много лет, много жизней я прожил на свете.
Было время, ходил по земле, не ступая.
А тебя до сих пор не принёс ко мне ветер.
Лишь по жизни кружат перелётные стаи.

Попроси для двоих у Судьбы благоволья.
Пусть свершит своё чудо и явит с небес
Нашу встречу с тобой в колосящемся поле,
За которым волшебный виднеется лес.

Появись и возьми всё, что тайной сокрыто.
Что сберёг от других, от себя, от Богов.
Я умру без тебя, компромиссы забыты.
Приходи, я ведь жду уже столько веков.

Рига.25.08.2004
 

Ревнивой

Не ревнуй меня ни к кому,
Ты одна и других не нужно.
Я могу с головою в волну,
(А представь, – головою в лужу?)
Если это морская волна,
А за ней глубина и тайна,
Если в ней не доплыть до дна
В совпадении не случайном,
Мной единственный выбран путь,
Под усмешку на лишних лицах -
Я в тебе хочу утонуть,
Ну, а дождиком только умыться.

лето 2007г.
 

Разочарованной

Этих чувств я "безропотный зритель" -
Не растёт апельсин на снегу.
Растопить ледяную обитель
Ни в себе, ни в других не могу.

Не растрачены краски палитры.
Нежность кисти не гладит холста.
Небесами сюжеты не свиты.
Прозу жизнь переводит с листа.

Рига. 2006г.
 

Обет молчания

Я насорил в чужой душе собой.
Простите, мне мою небрежность.
Вам комом в горле моя нежность,
Теплом нарушенный покой.

Играть пытался сотней струн
Неведомого инструмента,
Мелодию из нот моментов,
В которых был навечно юн.

Слоновьей грацией своей
Разбил хрусталь в посудной лавке.
Вносил нелепые поправки,
В привычность Ваших снов и дней.

Но я такой, какой я есть.
Мой горб исправится могилой,
Поверьте, самому постыло
Сей сладкий груз по жизни несть.

Три «Я», плюс «мне», «мою», «моя», -
Сожгите, превратите в пепел.
Что в жизни может быть нелепей,
Чем чьё-то жалостное «Я».

Рига. 22.10.06

Заблуждение

Любви предвосхищений ярких
Мать – одинокая Луна.
Свеча, стихи, бокал вина
И…
Ощущение подарка.

Подарок дружбы поскромней.
Но, как мечте он ненавистен!
Похож порой на меткий выстрел
В любовь, что ожидали в ней.

Вспышка редкая Сверхновой

Дарить полёт и согревать в ладонях...
Мечтать умел, осуществить не смог.
Так много звёзд на чёрном небосклоне,
Но как же далеко зажёг их Бог.

Погасшие, зовут нас ложным светом,
Всё ворожат иллюзией тепла,
Во снах - чарующим и щедрым летом,
А наяву, сжигающим дотла.

 

Старинный романс вариация - отрывок из мини-пьесы

Вы здесь, моя прелестница, начнём!
Пусть только ночь и никакого утра!
Вино и фрукты, свечи. Мы вдвоём...
Кружит нам голову любовь беспутно.

Морской палаш блестит в углу картинно,
Цыганской скрипки перелив печальный,
Девицы взгляд кокетливо - невинный,
В крови ещё кипит пыл танцев бальных.

В окне белеет храм берёз подлунный,
Притихшей красотой своей, внушая трепет.
Друзья и гости разъезжаются нешумно.
Заброшенной сигары меркнет пепел.

Прикосновение, улыбка, лёгкий шорох.
Бокал с вином, упала капля на плечо.
Готов воспламениться в жилах порох,
Оплошность губы исправляют горячо.

Замедленность движений в предвкушеньи.
Глаза в глаза, игра прикосновений.
Удар часов, как пропуск всепрощенья
В безмыслие и сладостность мгновений.

Откуда-то звучат короткие слова,
Их слышат, но уже им не внимают,
От незнакомых запахов кружится голова,
Их аромат пьянит призывным маем.

Прелюдия гармонии созвучий.
Познанья хрупкого рука ведёт игру.
Сдаётся стыд всеведущему случаю
И звёзд лукавых любопытства серебру.

Несмелое... сползание... одежды...
Почти без помощи вдруг обретённой власти,
Батиста прячущего тщетные надежды,
Не быть разорванным мгновенной бурей страсти.

Как гром, за дверью управляющего голос
«Лошадок барыньки к крыльцу, али в конюшню?»
Лукавый дамы взгляд, как юркий полоз
Сверкнул тебе улыбкой простодушной.

«Пусть распрягают. И вели не беспокоить!»
Мгновение досады, - «Вот болваны!»
Вино разлито чуть дрожащею рукою
Тела и мысли ожиданьем пьяны.

Опять вдвоём. Поленья тлеют. В доме стихло.
Оплавлен воск ушедшего мгновенья.
В одно собрались тех мгновений числа.
Их суммой опыт управляет с вожделеньем.

Длиной во вздох вся эта математика.
И вновь любовь царит в сердцах и теле.
Последним шорохом развязанного бантика
Слышна условностей соната еле-еле.

Весь мир вокруг движение любви затмило.
Дрожит под пальцами граница восприятий.
Где лёгким ветерком, где грубой силой
Ключ ласки открывает дверь объятий.

И откровенный поцелуй молит о взрыве
Руками нежными спешит к волне развязки
Двух любящих сердец, что на краю обрыва,
Готовы прыгнуть в сладкой смерти сказку.

Ещё чуть-чуть, ещё совсем немного.
Тягучей паузы, осмысленная ложь…
И пройден путь, освещена дорога!
Благословенье возвещает тела дрожь.

Доверие открытия святым желаньям,
Проникновенье в тайны бытия,
Уничтожение всех лишних расстояний
Полётом совершенного соития.

И ты летишь над ней единственным ответом
На зов судьбы раскрытой откровеньем,
Проникнув в тайны истинного света,
Собой, укрыв тот свет от мира доброй тенью.

Власть обладания созвучием покорным,
Рычащим, рвущим властелина… и… раба
В нём чувственность с животностью бесспорны
И отрешением рассудочность слаба.

Стон радости, как звон подковы счастья.
Дугою тела благодарное паденье.
Вдогонку взрыв освобождённой страсти.
Короткий страх от осознанья завершенья.

Туман небытия, в нём искры догорают
Ещё не порвана соединенья нить
Дань благодарности ладони собирают
Губам нетрудно слёзы счастья пить.

Старинный бой часов зовёт обратно в мир.
Его реальность еле ощутима.
В душе с Любовью не закончен пир,
Прикосновений длится пантомима.

Покой и лёгкость, нега с расслабленьем.
Покорность рядом притаилась тихо.
Объятье ног и рук изнеможенье,
И наслаждение ещё звучащим криком.

Глоток вина размякшими губами,
Их беззащитность пьёт из рук моих.
Хрусталь бокала не приемлет память,
В которой только место для двоих.

Рывок, фанфары, смех, и жизнь прекрасна!
Под взглядом любящим два шага. Где сигара?
Халат, дымок, улыбка не напрасна,
Игривый ангел просит взять гитару.

 

Коротышки Про это

* * *
О женщины, откуда вы взялись?
Нам объясняют – вроде из ребра.
Так получается, праматерь мужики?
Игра судьбы воистину мудра!

* * *
Набитой туго, сладким табачком,
Что может быть, вкуснее трубки?
Ну, разве.., смоченные коньячком,
Её некрашеные губки.

* * *
Когда затихает влечение,
Сменяясь желудочным жжением,
Любовь переходит в «лечение»
Любовника уважением.
Поиск
Календарь
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Архив записей
Block title
Block content
Copyright MyCorp © 2018Конструктор сайтов - uCoz