ДНЕВНИК ПЕНСА ХХI ВЕКА

(см. сноску *)

 

**Будет пополняться.

«Академик Павлов занят - он умирает! Легендой стали последние часы жизни академика Павлова. Говорят, вокруг себя он велел собрать коллег. Слабея, диктовал им собственные ощущения - рассказывал, что происходит с организмом при смерти». Ивану Петровичу было нелегко. Тогда не было Фейсбука, и Ютуба не было. Аудитория его коллег не сравнится с аудиторией соцсетей. И я не академик Павлов, и судя по всему, пока не умираю /на этой мысли взгляд, что в последнее время бывает всё чаще, с надеждой устремился в небо, стал задумчивей/. Задумчивость, как ей и положено, привела к мысли не отстать в светлых порывах от академика, пусть и на своём инженерно-обывательском уровне. Мысль без действия - ничто, кроме созерцания. А оно всегда эгоистично, ибо кормится им, только, душа созерцающего. Воспитанному в социализме, где общее главнее личного, сие противно. Социализм учит делиться всем и со всеми, даже, с народами. Буду!
Буду «...диктовать им собственные ощущения - рассказывая, что происходит с организмом при…» пенсии.
Уместная оговорка - откровенно эротические события, переживания, болевые ощущения, позывы к протестному суициду, освещаться не будут. Не потому, что не имеют места быть, но из скромности, воспитанности, и интриги для.

Итак - «Дневники пенса ХХI века»:


Пятница. Лето 2021.
Утро.
Ночь прошла вполне астрономично, рассвет случился вовремя. Все хотят умереть во сне в своей постели, при том радуются, каждый раз, просыпаясь в ней же. Не будем отставать.
Во рту сухо, в теле продолжается ночь. Ноги на подушке, хотя, точно помню, при засыпании там была голова. Как всегда, полная несбыточных, устаревших планов.
Снилась женщина, та самая, которой в жизни не бывает. Полетали в облаках, пообщались. Всё было мило. Закончилось плохо - пришлось вставать и идти в темноте. Полегчало. На втором заходе в сон женщина сбежала по своим делам, не оставив номера телефона. Волноваться, смысла нет. Придёт. Пару раз в месяц обязательно заглядывает навестить.
За ней снились истребители пятого поколения, настырные зомби, красивые дензнаки и монеты, извергающиеся из жерла спящего вулкана, лавой в луга, цветущих графиков погашения ипокредита и счетов за коммуналку. Потом всё смыла большая волна, и спать дальше смысла уже не было.
Рассвет расцветился занудным пением дворницкого триммера под окном, криками бакланов с крыш. Пахнет травой и размножением в природе. Встал, отнёс себя в утро. Привкус зубной пасты во рту напомнил о флотских годах, и житейских подвигах. С той лишь разницей, что не нужно спешить на вахту, построение, увольнение, на завод, стройку, в роддом, на свидание, совещание. Вообще, никуда спешить не нужно. Никак к этому «никуда» не привыкнуть.
В мозгу немым укором поздние отцы, в лице Олега Табакова, Чаплина, Виторгана, с Кончаловским и семидесятилетним другом стармехом Володей, пестующим пятилетнюю дочурку, и красавицу жену-китаянку. От этого мороз по коже разом с желанием заиметь собачку, чтоб заставляла утром и вечером выходить на прогулку.
День Интернетом разливается по телу. Сейчас быренько гляну, что там, как, и сразу в люди, в лето, в движение! Оно - жизнь! Объявления о продаже собачек быстро надоедают астрономией цен, и картинками собачьих хосписов, где доживают свой обиженный век, престарелые создания. Переключаюсь на сонники. С зомби и истребителями - беда. Истребители наши - добрые, а у зомби все лица иностранные - злые. К чему снится такое?! Ни в одном, из пятидесяти просмотренных сонников, не упоминаются. Редко туда хожу, а вопрос сверлит. И волна эта, она откуда?! Кроме тазика и вулкана в картинке ничего не было! Из тазиков такие голубые и мортальные волны не бывают! Предчувствия нехорошие. «Куда ночь, туда и сон», три раза через левое плечо, и вперёд!
«Палки у печки стоят, летний рассвет за горой…». Пойду ходить по-скандинавски улицей зелёной!
Вот, сейчас. Только, прочту, что там сказал Лавров, в ответ Госдепу, на его наезд в сторону «Бацьки», посадившему самолёт на голову Путину, и сразу пойду. Заодно, как вежливый человечек, поздравлю троих с Днюхой, отвечу далёкому френду, приславшему, нафиг не нужный, идиотский клип со свечкой - «разошли друзьям, будет всем счастье», успокою даму, разочарованную моей четырёхженатостью, полистаю ленту новостей, вставлю по самое «немогу» одному дебило-либерасту, и всё! Я уже иду!

Записываете, успеваете? Сказанное на пенсионном одре, - мой незыблемый, посильный вклад в светлое будущее туманного человечества. Выпейте валерьянки, и продолжим!

Полдень.
Зачем я шёл на кухню, куснуть еды или за сигаретами?... Да. Курево держу на кухне. Так рентабельней и полезней для здоровья. Захотел курить, встань и иди, движение жизнь. Когда они всегда под рукой, каменеешь за компом, и прикуриваешь одну за другой.  Блин-н-н! Смеситель дал течь. Где-то была прокладка, надо заменить. Завтра. Выпил Колы, вернулся. Не хотел её, пока не увидел. Так всегда. Откроешь холодильник, не думал, не хотел, увидел - сразу напросилось. Только вернулся, сел, перед глазами сыр оттуда, уже нарезанный, и ветчина такая же. Снова на кухню. Тостер, чай. Или кофе? Или всё же чай? Кусок холодной говядины на косточке из вчерашнего борща! И да, сыр! А-а-а… Я ж не завтракал! Алиби, алиби. Пузатая, дымящая чашка чая с лимоном, слегка дрожит в обратном пути. Главное не пролить на клаву. Бесславный конец творчеству. Уселся, встал. Сигарету забыл. Пошёл. Полил в коридоре цветы, вспомнил - давно не поливал. Сигарету всё же взял. Вернулся, чай остыть не успел. Пью, курю, мышь в руке, глаза в мониторе. Жо...а, зараза, ещё не сидела по полной, уже устала. Или делает жалобный вид, зная, что ей предстоит сидеть немеряно.
С утра не выходил из дома дышать полной грудью, ходить по-скандинавски. Ноги, забывшие бег, отвыкают от ходьбы. Нужно двигаться!!! Клялся, божился себе, каждый день утром и вечером в поля, пампасы, дол лесной! Во всём виноват Черчилль, с его присным «Не беги, если можешь стоять; не стой, если можешь сидеть; не сиди, если можешь лежать»! Десять гаванских сигар и пол литра коньяка в день, и так до девяноста лет! Сцуко! Как только, просыпается, уставшая в житейских боях воля, он тут же выскакивает чёртиком толстопузым с рожками под цилиндром, и эта бедняга растворяется в дыму его сигар и аромате коньяка! Не пробую взять себя в руки, глупое занятие. Кого-то взять в руки, пока, слава Богу, не вопрос, особенно, если женщина в соку. Вот, себя в соку не обхватить, что тот баобаб тысячелетний. Выскальзываю, и рук не хватает. Заняты клавой.
Нужно творить. Писать ты можешь иль не можешь, и писать хочется всегда /ударение на выбор читателя/ Всё так смешалось в этой жизни, а в той, и знать нам не дано. Сверстники - соседи по одру́, урологи и психиатры в курсе, поймут.
Ни дня без строчки! И, чтоб без выходных! Минимум две страницы нетленки в день, 730 в год, ПСС за пять лет. Люди заслуживают прикоснуться к великому! А ещё они заслуживают благодарно воспользоваться моими перспективными находками в технической области! Поэтому в стопятый раз, в перерывах на сон и литераторство я стану переделывать, улучшать их презентации, и рассылать в десятки новых адресов, где их вряд ли прочтут-просмотрят.
И всё вместе это будет данью, неуёмному желанию быть полезным миру, не зря прожить в нём, творить во благо, как ты его понимаешь. На самом деле - глупой, шикарно скрашивающей жизнь иллюзией движения к цели. Без цели кранты человеку, так и не научившемуся жить, исключительно, для себя любимого. Не только функции отмирают за ненадобностью, люди тоже. /вот это, можете занести в цитатник/
Только бы, не подвернулся по ходу, какой-нить классный сериал, срочный выпуск новостей об очередном конце мира или двухчасо́во счастливый звонок друзей детства из Одессы.
И вот они, несколько часов никуда неспеше́ния, витания в чистых грёзах текстов, диктуемых, непонятным голосом изнутри, только успевай записывать. /Кстати, вы успеваете за мной?/
Иногда эти часы совершенно незаметно перетекают в ночь и, что теперь уже много реже, - в утро. Это от возрастной нехватки сил гореть, летать и реять. А иногда, и просто, от нехватки курева.

Закрывайте блокноты, выключайте диктофоны, устал. Тем более, сегодня выход в свет предопределён мне судьбой. Нужно идти в аптеку, и за тем самым куревом. За вечер расскажу, когда проживу его, буде на то, воля Божья. Эх, раззудись нога!

Рига. Июнь 2021 г.
© Copyright: Олег Озернов, 2021
Свидетельство о публикации №221060401153